Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Меню сайта
Категории раздела
Публикации о музее [18]
Авиация в Беларуси [159]
Морская авиация в Беларуси [3]
Статьи [29]
Литературное творчество пользователей сайта [6]
Личности в авиации [4]
Мы в Контакте
Наш канал в YouTube
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Друзья сайта
Сайт Авиационной Истории
Беларусские крылья
SkyFlex Interactive - Русский авиамодельный сайт Щучин - город авиаторов
Главная » Статьи » Статьи

Краснознаменный Витебский разведывательный. Часть 1.

В честь 80-й годовщины освобождения Советской Белоруссии
и славного города Витебска от фашистских захватчиков.

КРАСНОЗНАМЕННЫЙ ВИТЕБСКИЙ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫЙ

ВСТУПЛЕНИЕ.

За прорыв Витебского укреплённого района и освобождение 26 июня 1944 года города Витебска Почётные наименования «Витебский» получили 62 воинских формирования 1-го Прибалтийского и 3-го Белорусского фронтов. Среди авиационных частей, получивших Почётное наименование «Витебский» был единственный разведывательный авиационный полк – 11 отдельный разведывательный (ОРАП). В состав названных фронтов, входили авиационные армии: 3-я воздушная, командующий – генерал Н. Ф. Папивин, (1-й Прибалтийский фронт) и 1-я воздушная, командующий генерал – Т. Т. Хрюкин, – (3-й Белорусский фронт). Оба генерала в 30-е годы служили в составе частей Витебской лёгкобомбардировочной авиационной бригады (ЛБАБр).

 

1942. СОЗДАНИЕ 11 ОРАП.

В декабре 1941 года на аэр. Петровск при 15-м запасном авиационном полку (ЗАП) была сформирована 319-я отдельная разведывательная авиаэскадрилья (ОРАЭ). С декабря 1941 года по апрель 1942 года эскадрилья состояла в составе ВВС Приволжского ВО; с 29.04. по 10.05.1942 г. выполняла воздушную разведку для нужд Калининского фронта. ОРАЭ была вооружена самолётами Пе-2 [26]. Позже, 319-я ОРАЭ обращена на формирование 3-й отдельной дальней разведывательной авиационной эскадрильи (ОДРАЭ).[22]

Формированием 3 ОДРАЭ занимался бывший комэск 128 ББАП капитан Маршалкович С. С.[23] Он же стал командиром этой АЭ. Эскадрилья выполняла задачи по авиаразведке в составе ВВС Калининского фронта в период с 10.05.1942 по 19.07.1942г.[23] На вооружении 3 ОДРАЭ было несколько Пе-2, СБ и У-2. За два месяца войны (c 21.05 по 12.07.1942г) эскадрилья потеряла 6 боевых экипажей:

- экипаж лейтенанта Суськина Петра Ивановича (летнаб лейтенант Солопанов Фёдор Григорьевич);

- экипаж лейтенанта Ушакова Пётра Ефимовича (штурман, лейтенант Циба Василий Никифорович,

воздушный стрелок-радист, младший сержант Баскаков Иван Иванович);

- экипаж младшего лейтенанта Покаташкина Николая Ивановича (штурман, лейтенант Шушаков Павел Ермолаевич, воздушный стрелок-радист, старший сержант Светоозерский Сергей Андреевич);

- экипаж старшего лейтенанта Харина Михаила Васильевича (штурман, лейтенант Золотарев Михаил Иванович, воздушный стрелок-радист, сержант Елисеев Василий Григорьевич);

- экипаж лейтенанта Шевченко Ефима Михайловича (штурман, лейтенант Костенко Владимир Васильевич, воздушный стрелок-радист, сержант Маркин Пётр Иванович);

- экипаж младшего лейтенанта Павлова Сергея Петровича (штурман, младший лейтенант Буйволов Иван Васильевич, воздушный стрелок-радист, сержант Яковлев Иван Панфилович).[23]


Маршалкович С.С.

01.08.1942г в штабе 3 ОДРАЭ, базировавшейся на аэродроме Есиновичи (северо-западней г. Торжок, Калининской, сегодня – Тверской, области, получили приказ № 0064 от 19.07.1942г. Извещалось, что 3 ОДРАЭ прекращает свою деятельность. На базе этой авиаэскадрильи и одной из авиаэскадрилий 506 БАП следует приступить к формированию 11 отдельного разведывательного авиаполка.[18] Командиром полка назначался майор Ивановский Василий Дмитриевич, имевший опыт командования 317-го ОРАП Южного фронта. [18] До прибытия Ивановского В.Д, обязанность ВрИД командира 11 ОРАП возлагалась на капитана Маршалковича С. С.[18] Военкомом полка назначался майор Висягин С.П; начальником штаба полка – майор Дробышев В.А. [18]

Ивановский В.Д. Висягин С.П. Дробышев В.Л.

Командиром 1 АЭ назначался капитан Кисенко Ф. Дм., военкомом 1 АЭ – батальонный комиссар Хандобкин Леонид Максимович.[18]

Командиром 2 АЭ был назначен капитан Ильинский Владимир Иванович, военкомом – майор Костерин Василий Дмитриевич.[18]

Кисенко Ф.Дм. Хандобкин Л.М. Ильинский В.И. Костерин В.Дм.

В период с 01.08 личный состав 11 ОРАП приступил к программе освоения боевой техники - самолётов Пе-2Р.

Пе-2 (по высказываниям ветеранов) был требовательным к строгому соблюдению правил управления (особенно на взлёте и посадке). Он нередко «наказывал» неопытных, недисциплинированных пилотов за ошибки управления, за наличие даже небольших технических неисправностей. «Самолёты-разведчики при вылетах обеспечивались, главным образом, оборонительным пулемётно-пушечным вооружением (на ранних машинах, в 1941-1942гг. использовались реактивные снаряды (РС), [7] и небольшим количеством лёгких бомб (ФАБ-100)». Во время разведывательного вылета им строго не рекомендовалось участвовать в штурмовках и воздушных боях.

В течение войны наши опытные пилоты нередко использовали внешнюю схожесть Пе-2 с истребителями противника Ме-110, чтобы уберечься от атак истребителей врага. Правда, при этом, это могло сопутствовать [по незнанию силуэтов самолётов] атакам на них нашей истребительной авиации. Примером может служить информация о подобных атаках экипажей 11 ОРАП, изложенная в «Боевых донесениях штаба 11 оравп»: № 26, 26.01.1943; № 225, 14.08.1943; № 293, 20.10.1943 и т.п.

08.08.1942г. формируемый полк приступает к перебазированию на аэродром, расположенный между

н. п. Машутино – Горощино, западнее г. Торжок, Калининской области[3] (сегодня - Тверской) обл. Отсюда 11-й ОРАП начинает первые боевые вылеты на разведку и фотографирование тылов противника, подхода его резервов. Чаще всего, в 1942 - первой половине 1943гг., самолёты-разведчики должны были уходить на задание в одиночку, без прикрытия своих истребителей. Завидев фашистские истребители, разведчик старался не вступать с ними в бой. Главное требование для экипажа – доставить на свой аэродром данные о войсках противника.

13.08.1942 в расположение полка прибывает назначенный командир – майор Ивановский В.Д. [18] Однако, уже 21.08.1942г., во время тренировочного полёта, управляемый им самолёт, потерпел катастрофу - майор был тяжело ранен и через два дня умер в госпитале.

Приказом генерала Громова обязанность ВрИД командира 11 ОРАП снова возлагается на майора Маршалковича С. С.[18] При этом, поступает команда о перебазировании полка на новый аэродром, подходящую площадку под который требуется найти и обустроить собственными силами в короткий срок. Маршалкович два дня лично летал на У-2, дабы сверху увидеть подходящую площадку. На третий день он вернулся довольный и, развернув карту, объяснил Дробышеву и Висягину, а также, вызванному командиру батальона аэродромного обслуживания (БАО), что нашёл большую подходящую поляну между деревнями Колпачки, Ермаки и Федотово. Полк следует расположить в деревне Ермаки. Деревня там большая, весь личный состав полка сможет разместится. Чтобы быстрее произвести обустройство, было принято решение на три дня всех летчиков, техников и механиков передать в распоряжение командира БАО. В тот же день на лесной поляне и на подъездной дороге закипела работа. Работали посменно днём и ночью. И уже 16.10.1942г полк начал фактическое перебазирование на аэродром Колпачки. Первыми на бывшей лесной поляне приземлились самолёты. Наземное хозяйство же из-за плохого обеспечения автотранспортом и ужасного состояния автодорог перевозилось около 10 дней. Авиаполк, не теряя времени, стал совмещать переезд с боевой работой по разведке.[13]

С первых же дней боевой деятельности в полку появились потери, так:

- 14.08.1942г пропал без вести экипаж младшего лейтенанта Иваныкина В.С.(штурман, лейтенант

Чернобай В.В., стрелок-радист, ефрейтор Кириченко И.П);

-18.08. 1942г. не вернулся с боевого задания экипаж сержанта Мошкина И.Т.(штурман, старший сержант Ершов Л.В, стрелок-радист, старший сержант Лакота Н.В);

- 25.08.1942г. от атак истребителей врага гибнет экипаж сержанта Алмакаева Н.П. (штурман, младший лейтенант Рыбак В.К, стрелок-радист, старший сержант Маслов Е.В.),

- в этот же день пропал без вести самолёт с экипажем сержанта Рыбакова И.В. (штурман, старшина  Бурдин А.Т. и стрелок-радист, старшина Сенькин А.П.).[11]

Эти потери лётного состава полка вынудили командующего 3 ВА предписать майору Маршалковичу немедленно заняться восполнением личного состава полка путём заимствования в соседних 128 ББАП и 527 ББАП.[18] После проведённых бесед с личным составом в рядах 128 БАП появились добровольцы: старший сержант Яков Шмычков, младшие лейтенанты Николай Солдаткин и Василий Захожий, лейтенанты Михаил Зевахин и Михаил Гринченко, старший лейтенант Пётр Шелядов. Подобный же результат принесли агитационные собеседования майора Маршалковича и в соседнем полку - оттуда приехали капитан Степан Володин и лейтенант Тимофей Карпов. Вскоре шесть экипажей прибыли и из запасного авиаполка.

Нелегкая задача встала перед назначенным на должность зам. командира полка по политчасти майором Сергеем Петровичем Висягиным. Ему предстояло создать партийную и комсомольскую организации, развернуть партийно-политическую работу. Согласно традициям того времени, большой популярностью в воинских частях обычно пользовались Боевые листки, а в фотогазете «За Родину» освещались боевые будни авиаторов, как и в стенной полковой газете «Разведчик», где можно было познакомиться с последними известиями о положении на фронтах, сообщениями о вылетах экипажей и нелегкой работе наземных специалистов.


Майор Висягин (справа) проводит беседу с техниками и механиками

Одновременно, наряду с боевой работой, началась и боевая учеба для членов прибывших экипажей. День за днём лётные экипажи накапливали опыт управления машиной, самолетовождения, ведения радиосвязи. Быстрее всех овладели новой техникой экипажи старшего лейтенанта Алексея Леонова (в составе 11 ОРАП с 01.08.1942), младшего лейтенанта Владимира Свирчевского, лейтенанта Степана Володина (в составе 11 ОРАП с 08.1942), капитана Георгия Мартьянова (в составе 11 ОРАП с 12.10.1942). В целях обмена опытом решено было провести теоретическую конференцию, на которой лётчики - новички почерпнули много полезного.


1942. СТАНОВЛЕНИЕ 11 ОРАП.

Вскоре в полку были готовы к началу боевых действий вновь скомплектованным, оперативно подготовленным составом. Из штаба 3 ВА поступило задание: выполнить разведывательный полет по маршруту Белый – Ярцево – Смоленск – Красное. На открытом партийном собрании, которое проводилось на стоянке самолетов, доклад сделал майор С. П. Висягин. Выступления летчиков, штурманов и техников были короткими. Здесь же обсуждался вопрос: «Кому доверить честь первого разведполёта в составе 11 ОРАП?» Решено было выполнение полёта поручить экипажу младшего лейтенанта Свирчевского (штурман, лейтенант Василий Захожий и стрелок-радист, сержант Свистунов). Вскоре, выполнив задание, экипаж лейтенанта Свирчевского благополучно приземлился на аэродроме Колпачки.[13]

26.10.1942г. срочным приказом командующего 3 ВА ВрИД командира 11 ОРАП назначается капитан Маргошин Павел Иосифович – командир из состава 527-го ББАП.[18]

27.10.1942г. во время перелёта с аэр. Копачки на аэр. Мигалово потерпел катастрофу Пе-2.[18] Самолёт врезался в землю. Погиб экипаж командира 1 АЭ капитана Кисенко Ф. Дм. На борту находились штурман АЭ майор Сдобнов Илларион Илларионович и старший авиамеханик, младший воентехник Жученко Николай Константинович. [21]

28.10.1942г.11-му ОРАП из состава 211 ББАД было передано 11 самолётов Пе-2 и Пе-3. [30]

В начале октября командующий 3 ВА решил произвести реорганизацию (усиление) командования полка. Командиром был назначен майор Лаухин Николай Иванович, до этого служивший командиром 128 ББАП,[18] в прошлом - лётчик-испытатель. 12.11.1942г. он прибыл в расположение 11 ОРАП.

Капитан Маргошин П.И был назначен командиром 1 АЭ, командиром 2 АЭ с 12.10.1942г. – капитан Мартьянов Георгий Алексеевич.[18]

С этого момента в составе 11 ОРАП не упоминается фамилия майора Маршалковича С.С. [примечание - в воспоминаниях ветеранов полка говорится, что он погиб в катастрофе при взлёте Пе-2Р с аэр. Колпачки в октябре 1942г.; вместе с ним погиб стрелок-радист; живым (тяжело раненым и обожжённым) остался штурман Глебов А.С.; но эта информация не подтверждается официальными архивными материалами портала «Память Народа», более того, там есть наградные документы на получение наград этим офицером до конца войны, в том числе, за участие в войне с Японией].

В 1-ю эскадрилью майора Маргошина, были зачислены экипажи лейтенанта Степана Володина, младшего лейтенанта Михаила Гринченко (в 11 ОРАП с 24.10.1942 г.), младшего лейтенанта Николая Солдаткина и 6 экипажей, прибывших из запасного авиаполка. В эскадрилью майора Мартьянова, наряду с имеющимися, были включены новые экипажи: лейтенанта Михаила Зевахина и капитана Николая Самохина. [16]

09.11.1942 экипаж лейтенанта Батовского вызвали на командный пункт. Была поставлена задача произвести разведку, с выполнением фотографирования, района Ярцево, Духовщины, Белого. Задание оказалось сложным. Едва заканчивался огонь зенитчиков, как наседали истребители врага. Когда «пешка» закончила боевой курс фотографирования последнего района, вырвавшись из зоны зенитного огня, самолет, уже над нашей территорией, неожиданно подвергся атаке истребителей противника. Они смогли поджечь «петлякова», он загорелся и стал неуправляемым. Батовский дал команду экипажу покинуть самолёт. Выполнить ее смог лишь воздушный стрелок, сержант Лапсин.

В память об отважном летчике на фюзеляже одного Пе-2 в полку решили сделать надпись: «Михаил Батовский». На этой машине стал летать его бывший друг - Владимир Свирчевский. Когда же Лапсин вернулся из госпиталя в полк, его зачислили в состав экипажа старшего лейтенанта Свирчевского.[13]


Батовский М. Ф.

В ноябре 1942 г. в состав 11 ОРАП включили ещё и 320 ОРАЭ. Из её состава была сформирована 3-я АЭ. Полк стал располагать (на конец декабря 1942 г.) 28-ю Пе-2.[27]

21 ноября 1942 года экипаж капитана Владимира Стругалова (штурман, лейтенант Петр Шелядов и стрелок-радиса, сержант Фёдор Бережной) вылетел на фотографирование железнодорожной станции Рудня. Через какое-то время он подвергся атаке двух «фоккеров». При выполнении активных противоистребительных манёвров Пе-2 растратил запас топлива. Командир экипажа вынужден был принять решение произвести посадку на ровной площадке на своей территории. Приземлились благополучно, но сообщить об этом в полк не смогли – в ближайшем селе телефонной связи не оказалось. Тогда Стругалов отправил подполковнику Лаухину письмо. Лишь на десятые сутки в полку получили запоздалое письмо от Стругалова. Отвезли туда горючее, и экипаж на «петлякове» возвратился на свой аэродром.

Шелядов П. И. Бережной Ф. А.

В ноябре 1942 года началась Великолукская операция. Ее цель заключалась в том, чтобы разгромить группировку на левом крыле гитлеровской группы армий «Центр» и не допустить переброски вражеских войск на сталинградское направление. К операции привлекались войска 3-й Ударной армии и 3-й воздушной армии.

На экипажи 11-го ОРАП возлагалась задача по ведению разведки на ржевском и великолукском направлениях. 24.11.1942 начальник штаба фронта генерал М. В. Захаров приказал в течение двух дней определить направление и интенсивность движения резервов противника из районов Насвы, Новосокольников и Себежа в сторону Великих Лук, а также перемещений войск противника по дорогам Пустошка – Невель – Новосокольники, установить, производятся ли оборонительные работы на рубеже Насва, Новосокольники, Изога, Опухлики, Невель.

Несмотря на постоянное противодействие зенитной артиллерии (З.А) и истребителей (И.А), экипажи 11-го ОРАП стали выполнять эти задачи методом визуального наблюдения и фотографирования. Фотосъемка тактической зоны обороны противника производилась на глубину 10 –12 км.

Благодаря воздушным разведчикам, а также другим источникам, была полностью вскрыта система обороны противника на великолукском направлении.

По итогам первого года боевой работы в «Журнале боевых действий 11 ОРАП» было отмечено: «В течение 1942 года 11 ОРАП, действовавший с аэродромов Машутино и Колпачки, осуществлял воздушную разведку района в границах <…> - района [занимающего север Смоленской, Витебской, южную и центральную часть Псковской и южную часть Калининской областей].

Результаты деятельности полка в 1942 г. выглядели так:

летало
экипажей

произведено
боев. вылет.,
всего

выполнено
боев. вылет.,
всего

из общего кол-ва
выполнено

воздушных
боёв

обстрелы
зенитной
артиллерией

налёт
визуально фото
6 597 484 214 270 143 179 765ч 34 мин

ПРИМЕЧАНИЕ: 55 боевых заданий не выполнено по метеоусловиям, 49 боевых заданий не выполнено из-за неисправности матчасти, 2 боевых задания не выполнено по вине лётного состава, 7 – противодействия истребительной авиации противника.
Наряду с выполнением основной задачи экипажами производилась бомбардировка военных объектов противника. Так из общего количества выполненных б.з. 312 вылетов произведено с бомбардировкой целей.
Сфотографировано и обработано фильмов – 406, снимков – 16 316, заснятые площади – 25 344 кв.км.

Потери полка:
- погибло 9 чел.;
- не вернулись с боевого задания 19 чел.;
- погибло при катастрофах 5 чел.;
- ранено при выполнении боевых заданий 5 чел.;
- потери материальной части 15 самолётов».

 

1943 г. ГОД ПЕРВЫХ ПОБЕД. ЗИМА.

Во второй половине января 1943 г., стали поступать радостные сообщения Совинформбюро о разгроме сталинградской группировки. Победа у берегов Волги явилась началом перелома в войне и предвещала закат гитлеровской армии. В один из дней конца января, в перерыве между вылетами майор С. П. Висягин организовал митинг личного состава. Выступавшие на нём офицеры, в числе которых были майор Мартьянов, младший лейтенант Солдаткин, капитан Бахвалов, сержант Лапсин, горячо призывали однополчан воевать против фашистских захватчиков так, как сталинградцы. В эскадрильях прошли партийные и комсомольские собрания. Было принято решение донести, с помощью разбрасывания листовок, известие о разгроме фашистов под Сталинградом и до населения оккупированной территории, чтобы живущие там советские люди знали, что захватчики терпят поражение. Листовки с сообщением о победе Красной Армии под Сталинградом были оперативно изготовлены и тысячи их лётные экипажи доставили на оккупированную территорию.

Вечерами коллектив полка радостно отмечал сталинградскую победу. Струнный оркестр во главе со штурманом Виктором Григорьевичем Негорожиным давал концерты на походной сцене, сооружённой из открытых бортовых автомашин. Потом на эту сцену выбегали неравнодушные желающие из личного состава полка и коллективно исполняли русские, украинские, белорусские песни. [13]

26.01.1943 экипажи 11 ОРАП произвели 7 боевых вылетов на разведку движения, сосредоточения технических средств противника в интересующих районах. Не вернулись с боевого задания экипажи:

- младшего лейтенанта Котыхова Б.Ф. (штурман, лейтенант Устратов А.В., стрелок-радист, старший сержант Сорокин Н. А); причина невозвращения стала известна позже; оказалось, что самолёт был сбит истребителями противника; живым оказался только штурман, выпрыгнувший на парашюте, лётчика и стрелка обнаружили на земле погибшими;

- лейтенанта Поликарпова А.В. (штурман, лейтенант Колпашников А.Д., стрелок-радист, старший сержант Пупков. Ю.А) – был атакован истребителями Як-1 и из-за выхода из строя мотора сел на вынужденную на аэр. Старая Торопа.

В этот день вернулся в свою часть лейтенант Стругалов с вынужденной посадки, произведённой 21.11.1942 в районе н.п. Калязин.

27.01.1943, 8 экипажей полка, как всегда, приступили к выполнению разведки в обозначенных районах. В числе первых, вылетевших на боевое задание, был экипаж старшины Солдаткина (штурман, старшина Голубков Н.С, стрелок-радист, старшина Волкоморов М.Д). Через некоторое время они сообщили, что самолёт обстрелян зенитками, затем атакован тремя ФВ-190, «пешка» загорелась. На этом радиосвязь с экипажем прервалась. Самолет не вернулся.

Во время выполнения разведки наши самолёты подверглись усиленной атаке Ме-109. Самолёты младшего лейтенанта Гринченко (штурман, лейтенант Долбин В.Д, стрелок, старшина Олейник С.Я.) и капитана Маргошина П.И., сопровождали наши истребители. Штурман экипажа Маргошина П.И, капитан Гармаш В.Т, смог сбить один из Ме-109. Самолёт Гринченко был подожжён, но смог уйти на свою территорию.

На следующий день командующий 3 ВА генерал М. М. Громов сообщил подполковнику Лаухину о шифровке командира одного из партизанских отрядов, что лётчик Н. Солдаткин находится в санчасти отряда. Требуется самолёт для эвакуации раненого. Там же указывались координаты посадочной лесной площадки вблизи отряда. Ночью, по распоряжению командарма 3 ВА, к партизанам был отправлен У-2, который благополучно вернулся на рассвете, доставив в полк раненного старшину Солдаткина. Он сообщил, что был подвергся нападению трёх ФВ-190. Потом, как указывается в Наградном листе на представление младшего лейтенанта Солдаткина на награждение гос. наградой за этот полёт: «сбить огонь глубоким скольжением не удалось; была дана команда покинуть самолёт; что и сделали штурман и лётчик, а стрелок, старшина Волкоморов М.Д., был убит в воздушном бою; лётчик попытался затянуть раскрытие парашюта, но, сделав это на высоте порядка 1500 м, убедился, что стропы парашюта перебиты и перегорели».[11] Ему повезло - упал на склон крупного оврага, где был глубокий снег. Это спасло ему жизнь. Потерял сознание, когда очнулся, то хромая побрел к видневшемуся на опушке леса жилью, где наткнулся на партизан, которые удивились, что он остался жив. По словам партизан, член его экипажа взят немцами в плен». [16]

На Калининском фронте последние три месяца была сравнительно спокойная обстановка. Однако наземные и воздушные разведчики трудились напряженно. К постоянному ведению всех видов разведки были подключены значительные силы войсковой, авиационной разведки и партизан. Не стояли в стороне и экипажи 11-го полка. Особенно пристально следили экипажи за ежедневными передвижениями вражеских войск. Командование фронта особенно интересовалось смоленским направлением. Для этого были веские причины:

во-первых, в Смоленске располагались крупные склады и базы снабжения группы армий «Центр» и распределительная станция этой группы;

во-вторых, в районе Смоленска находился крупный аэродром противника и железнодорожный узел;

в-третьих, западнее Смоленска располагался штаб группы армий «Центр».

Обычно разведочные полёты экипажами полка производились лишь в дневное время. В один из последних дней января штаб фронта поставил задачу осуществить ночной вылет на разведку железнодорожного узла Смоленск, где накануне в сумерках был нанесён мощный бомбардировочный удар, а также, имелись сведения о возможном прибытии туда очередных воинских эшелонов. Лётчикам 11 ОРАП ещё не приходилось совершать разведку в тёмное время суток. В полку не было необходимого оснащения для подсветки зоны ночного фотографирования, в БАО не было прожекторов и фонарей для освещения взлётной полосы при посадке самолётов. Командование полка стало обсуждать кандидатуры возможных исполнителей для выполнения полёта. Наиболее подходящим был признан экипаж старшего лейтенанта В. Свирчевского (штурман, лейтенант Захожий В.Г., воздушный стрелок-радист, сержант Лапсин Д. М.). Было согласовано, что ночное фотографирование в отсутствии бомб ночной подсветки бесполезно, а визуальную разведку произвести возможно. Для посадки при возвращении необходимо в зоне аэродрома осветительными ракетами в этот момент стрелять с земли, указывая место и контуры посадочной площадки. Механикам приказали ещё раз тщательно проверить посадочные самолетные фары, которыми до сего времени никто никогда не пользовался.

После взлета Свирчевский выключил аэронавигационные огни, а штурман лишь изредка на короткое время включал переносную лампочку, чтобы определить на карте местонахождение самолета. 

Зенитчики ПВО зоны железнодорожной станции Смоленск открыли по одиночному советскому самолёту недружный неприцельный огонь. На обратном пути пилотировать самолет было несколько легче. Тем более, что артиллерийская перестрелка над линией фронта помогла экипажу разведчика точнее сориентироваться. Вскоре экипаж увидел, как у аэродрома Колпачки взлетают над землей осветительные ракеты. лётчик направил «пешку» на траекторию снижения, включил фары. По мере приближения к земле стал различать границы посадочной полосы, освещённой редкими самодельными огнями.

Таким оказался первый в истории полка ночной вылет на боевое задание. Экипаж старшего лейтенанта Свирчевского выполнил его успешно. Этому событию посвятили номер стенной газеты.


Лётчик, капитан Свирчевский В. С., воздушный стрелок-радист, серж. Лапсин Д.М, штурман, ст. лейтенант Захожий В.Г.

Экипаж выступил перед летным составом полка. Летчик и штурман поделились впечатлениями, рассказали о возможностях ведения ночной воздушной разведки. Все пришли к выводу, что для надежного выполнения задания нужны осветительные бомбы, которые позволили бы вести не только визуальную разведку, но и фотографирование наземных объектов. В рапорте, направленном в штаб 3 ВА, указывалось о необходимости снабжения полка осветительными авиационными бомбами и фотоосветительными авиабомбами. В последующем эти бомбы начали поступать в разведывательные и бомбардировочные полки 3 ВА.

К концу января 1943 года в полку сложилась трудная обстановка – осталось не более десяти боеспособных экипажей. Это произошло из-за безвозвратных потерь 11 ОРАП в январе 1943г[30].:

- 08.01.1943г. экипаж командира звена, лейтенанта, Карпова Тимофея Кирилловича (летнаб, лейтенант Москалёв Владимир Петрович, воздушный стрелок-радист, старший сержант Артёменко Виктор Андреевич) не вернулся с боевого задания по разведке района Оленино -Дурово -Андреевское;

- 26.01.1943г. был подожжён истребителями противника Пе-2; лётчик, младший лейтенант Котыхов Борис Фёдорович и воздушный стрелок-радист, старший сержант Сорокин Николай Александрович погибли; штурман, лейтенант Устратов Андрей Васильевич контуженный и с ранением в голову сумел покинуть самолет с парашютом; в дер. Аннино его выхаживали местные жители, потом вывезли на санях к своим; более года лечился в госпитале, после излечения продолжил службу;

27.01.1943 самолёт с экипажем лётчик, старший лейтенант Солдаткин Николай Алексеевич (летнаб, старшина Голубков Николай Степанович, воздушный стрелок-радист, старшина Волкоморов Михаил Дмитриевич) был сбит истребителями противника в районе г. Городок, Витебская обл., лётчик жив - остальные члены экипажа погибли;

 27.01.1943 экипаж лётчика, младшего лейтенанта Гринченко Михаила Марковича (штурман, лейтенант Долбин Владимир Данилович, воздушный стрелок-радист, старшина Олейник Степан Яковлевич) на самолёте Пе-2 сбит истребителями противника в районе Першутино – Болотово.

В последние дни января из-за плохих метеоусловий 11 ОРАП боевой работы не проводил. Лётный состав занимался осмотром стрелково-бомбардировочного вооружения, технический состав - работами на материальной части.

Такая погода продолжалась и в первые дни февраля 1943г. поэтому полк вынужден был вести ограниченную боевую работу. Так, 06.02.1943 три самолёта, вылетевшие на разведку погоды с попутной разведкой войск противника, вторую часть задания, из-за плохой погоды выполнить не смогли. 07.02 опять из-за погоды полк боевую работу не смог проводить. С лётным составом проводились занятия по Боевому уставу пехоты Красной Армии и проработка приказов НКО, Армии. Технический состав работал на материальной части.

06 февраля в полк прибыло пополнение боевых экипажей. Среди будущих командиров экипажей были старшие сержанты Сергей Мосиенко, Тимофей Саевич, Василий Пушкарев, Михаил Глебов, Николай Артемюк, Иван Дегтярь. Они окончили Энгельсскую школу летчиков, затем прошли специализированную подготовку в запасном полку, теоретически изучили тактику воздушной разведки, сильные и слабые стороны вражеских истребителей, других средств противовоздушной обороны. Пополнение распределили по эскадрильям. Их ознакомили с наземной и воздушной обстановкой. С вновь прибывшими экипажами проводили занятия «старики» - опытные разведчики, у которых на счету было уже порядка 100 боевых вылетов.

Разведотдел штаба Калининского фронта, на основании поступающей информации, сделал выводы, что враг с целью сокращения линии фронта подготавливает войска к отходу на новый рубеж обороны, куда уже эвакуированы тыловые подразделения. Самого же отхода главных сил гитлеровцев следует ожидать в 20-х числах февраля. Командиру 11 ОРАП было приказано произвести разведпоиск нового рубежа обороны фашистов.

18.02.1943 боевыми вылетами экипажей 11 ОРАП впервые подтвердился факт отхода частей противника в западном направлении. Об этом сообщил экипаж старшего лейтенанта Леонова Н. А. (штурман, старший лейтенант Бахвалов Г.П, стрелок-радист, старший сержант Бокань Н.С). Они зафиксировали движение по автостраде от Вязьмы на Костенки несколько сотен автомашин и колонн пехоты в несколько рядов. Полностью участок автострады из-за плохой погоды просмотреть не удалось.

2 марта экипаж старшего лейтенанта В. Свирчевского (штурман, лейтенант В. Захожий и стрелок, старший сержант И. Свистунов) при полёте над Ельней, Спас-Деменском визуальным наблюдением увидел обширные земляные работы. На обратном маршруте было замечено, что враг уже начал отводить войска на новые рубежи в южном направлении. После доклада об этом в штаб фронта, командир полка получил приказ в ближайшее время постоянно отправлять разведчиков и фотографировать этот рубеж - следить за его развитием. В результате неоднократных фотографирований были засняты траншеи и ходы сообщения, отсечные и огневые позиции артиллерии. Было установлено, что фашистские войска продолжали отходить на юг. За ними буквально по пятам шли советские войска. Они порой обгоняли колонны врага, выходили на дороги и наносили по врагу встречные удары.

22.02.1943 после обильных снежных осадков и наступившего следом потепления лётное поле аэродрома стало иметь рыхлый покров. Для нормальной боевой работы необходима была срочная укатка. Однако БАО, из-за отсутствия топлива для тракторов, это сделать не мог. Полк вынужден был вести ограниченную боевую работу из-за плохого состояния лётного поля и неблагоприятных метеоусловий. Дежурные экипажи находились в готовности № 2 (примечание это готовность, при которой самолёты находятся на стоянках, замаскированы, но готовы к немедленному вылету, личный состав располагается вблизи самолётов).

 

1943 г. ГОД ПЕРВЫХ ПОБЕД. ВЕСНА.

Согласно Оперсводки № 73 от 14.03.1943, 11 ОРАП был вынужден вести работу со своего аэродрома Колпачки и примыкающего к нему аэродрома Федотово, где базировались разведывательный и штурмовой авиаполки. Однако и здесь лётное поле было в неудовлетворительном состоянии, что ещё обострялось и увеличенной численностью самолётов из состава трёх авиаполков, использующих данную ВПП. Командование 3 ВА приняло решение временно перебазировать 11 ОРАП на аэродром вблизи г. Андреаполь. «В ночь на 23.03.1943г. полк перебазировался туда, было перегнано семь самолётов Пе-2. Командование 815 БАО не подготовилось к приёму полка. На аэродроме нет технических средств, необходимых для боевой работы и не подготовлены места расположения личного состава.» - говорилось в Оперсводке штаба 11 ОРАП № 82. В штаб 3 ВА в последние дни марта начинают отправляться доклады, что «Полк вёл ограниченную боевую работу из-за плохого состояния лётного поля» - Оперсводки 11 ОРАП №№ 72;87 <…> «Аэродром вышел из строя. К лётной работе не пригоден» - Оперсводка № 88. Полком в эти дни частично использовались также аэродромы Белейка и Старая Торопа. Поэтому командование 3 ВА приказывает произвести <…> «рекогносцировку ближайших аэродромов Белейка и Колпачки для установления годности к эксплуатации. <…> Аэродром Андреаполь ограниченно годен для самолётов У-2.» 03.04.1943 поступила команда вернуть 11 ОРАП на свой аэродром Колпачки, что в этот же день и стали делать.

Полёты экипажей 11 ОРАП с раскисших аэродромов привели к частому выходу из строя самолётов. Так, по состоянию на 25.03.1943 г. штаб 11 ОРАП отчитывался о наличии «<…>9-и работоспособных лётных экипажей.

Всего в полку имелись самолёты:

У-2 – 2 с-та;

Пе-2, всего  - 23 самолёта, из них: базировались на аэродромах: Андреаполь, всего – 7, исправных – 4; Колпачки, всего -10, исправных  – 1; Федотово  – 1 неисправный; Белейка  – 1 неисправный; Ст.Торопа -1 неисправный;

на вынужденной посадке: р-н н.п Калязин  – 1 с-т исправный; р-н н.п. Крапивня  – 1 неисправный.

На 13 самолётах из числа неисправных необходима замена двигателей или отдельных агрегатов».- Оперсводка № 83, 24.03.1943.

«<…> По состоянию на 01.04.1943 <…> полк отчитался <…> о 10 работоспособных лётных экипажах и 7 исправных самолётах Пе-2<…>» - Оперсводка № 90, 31.03.1943.

В апрельские дни 11-м ОРАП стал каждый день проводить интенсивные полеты на разведку. Наиболее сложные задания по-прежнему поручали «старикам». Наконец-то дождались своей очереди и молодые, необстрелянные экипажи. Правда, сначала им поручали задания в районах с меньшей насыщенностью средств ПВО, как правило, на визуальную разведку передвижения по шоссейным и железным дорогам. По мере приобретения опыта, молодым экипажам стали поручать более сложные задания. В полку выработали порядок, когда каждый экипаж для ведения разведки закреплялся на определенном направлении, за определённой зоной. Это давало возможность лучше изучить местность, оборону врага, быстрее определить произошедшие в ней изменения.

За период второго квартала (март – июнь) 1943г. полк «потерял» погибшими:

- экипаж командир звена, старший лейтенант Поликарпов Алексей Васильевич (штурман, старший лейтенант Колпашников Александр Дмитриевич);

- экипаж летчика, лейтенанта Пушкарёва Василия Ивановича (штурман, старший лейтенант Лысенко Иван Ефимович, воздушный стрелок-радист, младший лейтенант Ковалёв Василий Сидорович);

- экипаж лётчика, сержанта Сунгурова Владимира Сергеевича (штурман, сержант Гаврилюк Пётр Иванович, воздушный стрелок-радист, младший лейтенант Долгополов Гавриил Гавриилович);

- воздушный стрелок-радист, старший сержант Пупков Юрий Андреевич;

- авиационный механик, сержант Бабиков Алексей Иванович.

В мае – июне в полк прибыло очередное пополнение – экипажи младших лейтенантов Якова Орлова, Николая Георгиевского, Николая Тюрина, Василия Паяльникова, Федора Лежнюка, Александра Ракова, Анатолия Шкуто, Виктора Тверитина. Эти летчики, штурманы, стрелки-радисты до прибытия в полк получили теоретическую и практическую подготовку в запасном полку. Лётные экипажи из нового пополнения под руководством майора Г.А. Мартьянова на аэродроме Андреаполь 23 мая приступили к боевому освоению самолёта Пе-2.

Борис Дайтер

Краснознаменный Витебский разведывательный. Часть 2.

Краснознаменный Витебский разведывательный. Часть 3.

Краснознаменный Витебский разведывательный. Часть 4.

 

Краткие биографические справки

Колпашников Александр Дмитриевич (24.04.1919 – 20.03.1943)- лейтенант (04.12.1942). Окончив 7 кл. (1935) школы, поступил в техникум, который закончил в 1939 г. Призван в РККА (02.1940) и направлен учиться во 2-е Чкаловское военно-авиационное училище (03.05.1940). Получив специальность лётчика-наблюдателя 06.01.1941, сержант был направлен служить стрелком-бомбардиром в 1-ю дальнебомбардировочную резервную АБр ОрлВО. Вступил в Великую Отечественную в составе 617 НБАП ЗапФ, (по 10.10.1941); затем в составе Калининского фр., летнаб звена, мл. лейтенант (22.06.1942). На 27.03.1942 совершил на Р-5 48 успешных ночных боевых вылетов.11.04.1942 был представлен к званию Герой Советского Союза, но окончательно высокое звание не получил – взамен награждён орденом Ленина. Переведён в 5 УТАП (04.12.1942) для переучивания на самолёт Пе-2, штурман звена, лейтенант. После окончания стажировки зачислен летнабом старшим в состав 11 ОРАП (05.09.1942), лейтенант. В составе 11 ОРАП совершил более 20 боевых вылетов. 20.03.1943 экипаж не вернулся с боевого задания – пропал без вести.
Лаухин Николай Иванович (19.12.1908-07.09.1988) — полковник, летчик-испытатель 1-го кл. В 1927 г. призван в РККА. Отслужил срочную службу и направлен в ВАШП г. Чугуев, после окончания которой (1938), направлен в авиачасть г. Калинин (сегодня-Тверь). В 1940 г. участвует в боевых действиях на фронте Зимней войны. С мая 1940 г. лётчик-испытатель на авиазаводе № 22 г. Москва. В декабре 1941 г. попадает на фронт в состав 128 БАП: ком. звена (совершил 28 б.в.), частично участвует в испытаниях Ту-2, а с июня 1942 г. уже назначен командиром 128 БАП, капитан; с ноября 1942 г. назначается командиром 11 ОРАП, частично сформированного и из личного состава 128 БАП, майор/подполковник (06.1943), с июня 1944 г. назначен замкомдива 334 БАД; с мая 1945 г. зам. комдива 179 БАД. В июле 1945 г. 179 БАД перебазирована в Забайкалье и в августе 1945 г. начинает сражаться с японцами. Летом 1947 г. стал работать в Москве, в ЛИС авиазавода № 23, затем на з-де им. Хруничева. В течение двух лет он ст. лётчик–испытатель. После выхода в отставку ещё 20 лет работал на з-де им. Хруничева в ОТК цеха окончательной сборки самолётов и ракет.
Мартьянов Георгий Алексеевич (23.04.1910 – 19__) – полковник (1946). Призван в РККА 20.06.1932. Окончил Военную школу лётчиков г. Энгельск (1934). Служба в ПВО в 11 полку аэростатов заграждения ПриВО. Командир АЭ 11 ОРАП с 12.10.1942 г., капитан. Учёба в ВВА им. Н.Е. Жуковского (1943 - 1944). Командир 11 ОРАП (11. 06.1944 - 05.1945), майор. Провел 51 успешный боевой самолётовылет на бомбардировку и разведку. После окончания войны продолжил службу в ВВС ВС СССР. Уволен в отставку 15.08.1958.

Маршалкович Семён Савельевич (10.08.1907–22.04.1988) – полковник. Призван в РККА 30.05.1932 г. Направлен учиться в Одесскую ВШП, после окончания которой (1933 г.) направлен служить в ВВС в г. Кирово (с 1939 г. - Кировоград), Одесской обл. Участник освободительного похода по присоединению Зап. Белоруссии 1939 г., участник боёв в Зимней войне (01.02–13.03.1940). В Великой Отечественной с 22.06.1941, капитан, командир 1 АЭ 128 СБАП, с мая 1942 командует 3-й отд. дальнеразведывательной АЭ, на базе которой в августе 1942 г. формируется 11-й отдельный разведывательный авиаполк, ВрИД ком. полка, майор. В 1943 г. переводится в управление 301 БАД 3 БАК инспектором по технике пилотирования. Впоследствии (1944-45гг.) служил в управлении 3 БАК 16 ВА 1-го Белорусского фронта лётчиком–инспектором по технике пилотирования. Всего за войну провел 73 (на момент 05.1945) успешные боевые вылета.

Устратов Андрей Васильевич (11.08.1915 - 11.09.1978) – старший лейтенант.Окончил Арзамасский техникум механизации с/х в 08.1938. С ноября 1938 года он курсант Харьковского военного авиационного училища. Специальность- летчик-наблюдатель (20.11.1938 – 08.08.1940), лейтенант. После окончания авиаучилища направлен в 163 РезАП (г. Торжок), летчик-наблюдатель. 25.10.1940 направлен служить летнабом в 201 СБАП Сев.-Зап фр. В начале сентября 1941 года переучился на Пе-2. 20.09.1941 направлен в 793 БАП 211 БАД Сев.-Зап. фр., летнаб. 15.07.42 был назначен на должность штурман звена. 08.08.42 переведен в 128 БАП 211 БАД Калининского фр. 24.10.42 назначен летнабом в 11 ОРАП Калининского фр. 26 января 1943 года Пе-2 был сбит истребителями врага. Выпрыгнул с парашютом, был ранен. До начала мая 1943 года проходил лечение в части, затем был отправлен в эвакогоспиталь № 1812 г. Калинин (ныне Тверь). После выздоровления направлен служить в 353 ОАПС, штурман звена. В период Великой Отечественной совершил 76 б.в. После войны продолжает служить в ВВС: 399 ОАПС, штурман АЭ; 391 НБАП. 22.07.1946 уволен в запас.

Категория: Статьи | Добавил: Саша (18.02.2024)
Просмотров: 155 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright Белорусский авиадневник © 2010-2024