Одна из многих. История в/ч 40598. Часть 2. - Авиация в Беларуси - Каталог статей - Музей авиационной техники - Боровая
Пятница, 24.02.2017, 11:18
Музей авиационной техники-Боровая
 
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Меню сайта
Категории раздела
Публикации о музее [18]
Авиация в Беларуси [99]
Морская авиация в Беларуси [3]
Статьи [20]
Литературное творчество пользователей сайта [6]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Авиаистория
Помощь проекту
Если Вам нравится наш проект и Вы готовы оказать нам материальную помощь, то Вы можете перечислить абсолютно любую сумму на наши кошельки

Номера счетов
Главная » Статьи » Авиация в Беларуси

Одна из многих. История в/ч 40598. Часть 2.

Предисловие.

В Красной Армии средства воздушной артиллерийской разведки перед войной были представлены корректировочно-разведывательной авиацией в виде авиационных звеньев, организационно входивших в состав корпусных эскадрилий войсковой авиации. Всего по довоенным штатам полагалось содержать в 59 эскадрильях 177 корректировочно-разведывательных звеньев.

Специальная подготовка летчиков для корректирования стрельбы артиллерии была слабой, так как командиры эскадрилий, не будучи организационно связанными с артиллерией, не уделяли достаточного внимания этому виду подготовки.

Все эти обстоятельства привели к тому, что методы стрельбы артиллерии с корректировочной авиацией перед войной не получили широкого распространения.

По мнению немецких специалистов «…им не часто приходилось сталкиваться с разведывательной деятельностью русской авиации. На этом основании они делают вывод, что в рассматриваемый период прогресс в этой области был незначительным. С другой стороны, интенсивная разведывательная деятельность, которую проводили истребители, штурмовики и бомбардировщики, наблюдалась над полем боя. Целенаправленной подготовки кадров в специальных школах наблюдателей не существовало. Такой примитивный подход к ведению визуальной воздушной разведки приводил к обесцениванию ее возможностей, а упор на фоторазведку зачастую не давал нужных результатов из-за ограниченной области ее использования…
…основной тактической единицей русской разведывательной авиации являлся авиаполк и (реже) отдельная эскадрилья. Полк состоял из трех, иногда двух, эскадрилий, каждая из которых имела на вооружении десять самолетов… …целенаправленной подготовки кадров в специальных школах наблюдателей не существовало…
…Организационная структура отдельных тактических разведывательных полков зависела от характера выполняемых заданий и определялась штабом воздушной армии. На вооружении корректировочно-разведывательных смешанных полков обычно стояли самолеты разных типов, например, эскадрилья истребителей Як-1, эскадрилья штурмовиков Ил-2 и эскадрилья легких самолетов У-2. В дневное время суток истребители и штурмовики проводили разведку прифронтовых районов, а У-2 в это время обеспечивали выполнение коммуникационных задач. Ночью У-2 вылетали на разведку и совершали беспокоящие налеты на ближние тылы немцев… Тактика и порядок действий согласовывались с наземными войсками и осуществлялись в тесном взаимодействии с ними. В 1942 г. немцы наблюдали постоянное наращивание усилий русских в этом направлении и ощущали все большую осведомленность русского командования о положении дел в ближнем немецком тылу. Полеты редко осуществлялись на высотах ниже 1000 м.; аэрофотосъемка проводилась с одного прохода одним или несколькими самолетами. Аэрофотосъемка площадей методом параллельных линейных проходов в 1943 г. не делалась или не была замечена. Разведка немецких аэродромов осуществлялась только с целью последующей бомбардировки… На направлениях главного удара интенсивность воздушной разведки была высокой. Армейские командиры отмечают, что в данный период интенсивность полетов тактической авиаразведки и ее эффективность по сравнению с 1941 г. заметно возросли. Суммируя все эти сведения, можно сделать вывод, что в течение 1942-1943 гг. русская разведывательная авиация смогла в какой-то степени преодолеть те проблемы, которые были характерны для 1941 г. Ближняя разведка, и в частности ночная, совершили значительный рывок вперед. В течение рассматриваемого периода в авиационные разведывательные части поступили современные самолеты, имеющие более совершенное вооружение и фотографическое оборудование …»

К началу войны в артиллерии было только три отряда аэростатов наблюдения (по одному аэростату на отряд), дислоцировавшихся в Ленинградском военном округе. В августе 1941 г. на аэродроме НИИ ВВС КА проводились специальные испытания серийного самолета Су-2 производства завода №207 с целью выявления возможности применения его в качестве «артиллерийского самолета для артразведки противника, аэрофотосъемки и корректуры артогня». По окончании испытаний, с некоторыми изменениями в оборудовании, самолет был рекомендован к принятию на вооружение корректировочных эскадрилий.

В сентябре 1941 г. начальник заказов вооружения Главного управления ВВС КА генерал-лейтенант интендантской службы Жаров в своем обращении к заместителю наркома авиационной промышленности П.А. Воронину писал: «Опытом боевых действий выявлено, что самолет Су-2 может быть использован на фронте не только как ближний бомбардировщик, но и как разведчик и корректировщик артиллерийского огня. ГУ ВВС КА решено самолеты, поставляемые заводом №207, направлять в разведывательные соединения ВВС КА. Прошу Вас дать срочное указание директору завода 207 т. Климовникову поставлять ГУ ВВС КА самолеты Су-2, дополнительно оборудованные под аэрофотоаппараты, радиостанцией РСБ, СПУ».

В этих, сложившихся, боевых обстоятельствах командование приняло решение активно формировать специальные авиачасти для аэрофотосъёмки в целях разведки и корректировки нашего артиллерийского огня. Для этого необходимо было, кроме создания авиатехники, готовить лётные экипажи и сводить их в боеспособные части. Эти задачи выполняли учебные и запасные полки ВВС КА, такие как 15 ОРЗАП, 16 ОУТАП и другие.

В 15 ОРЗАП прошло формирование одной из таких частей — 44-ой отдельной корректировочной авиационной эскадрильи, в состав которой вошла часть личного состава 97 ББАП и 209 ББАП.

Основной задачей сформированного в сентябре 1941 г. 15-го запасного авиационного полка (командир К.В. Катаржин) было формирование, комплектование и подготовка к боевым действиям бомбардировочных полков, чем он и занимался до средины 1942 года. С 14 июня 1942 г. командиром полка был назначен подполковник В.С. Долгополов и полку предстояло переключиться на решение новых задач — подготовку разведчиков — как целых частей, так и отдельных экипажей на самолетах Пе-2. 15-й ЗАП получил статус «отдельного разведывательного» и с 4 июля 1942 г. стал именоваться 15 ОРЗАП. Кроме разведчиков в 15 ОРЗАП предстояло готовить и корректировщиков на Су-2, для чего было перепрофилировано одно звено 3-ей эскадрильи. В 1942 году 15 ОРЗАП получил с заводов и других частей 29 Су-2 и отправил на фронт 24 Су-2 с подготовленными экипажами. 7 экипажей и 7 самолетов Су-2 из этого числа составили 44-ю ОКАЭ (Распоряжение управления формирования и комплектования ВВС КА № 23/326 от 18.09.42 г.). Всего в 15 ОРЗАП в течение 1942-1943 гг. было сформировано 8 корректировочных эскадрилий, вооруженных самолетами Су-2.

Обучение сводилось в основном к наземной подготовке. Если в 1941 году экипажи имели в среднем 18 часов налета, то в 1942-ом — тяжелейшем для страны году — эта цифра уменьшилась до 15 часов, причем на боевое применение всего 9.

12 октября 1942 года 44-я отдельная корректировочная эскадрилья — преемница и продолжательница традиций и боевого духа 97 ББАП и 209 ББАП — убыла на аэродром Мигалово (Калинин). В Действующей армии считается с 14 октября 1942 года.

Корректировщики

С 1 ноября 1942 г. 44 ОКАЭ   приступила к ведению боевых действий на Калининском фронте.

Су-2

Су-2М-88Б из 44-й отдельной корректировочной авиаэскадрильи. Конец 1942 г.
В 15 ОРЗАП, где была сформирована 44  ОКАЭ, несмотря на удаленность от фронта, почти все самолеты были камуфлированы, а вот номера на некоторые самолеты не наносились. На 1 января 1943 года в составе 44 ОКАЭ были Су-2 с заводскими номерами:  44066, 49067, 10075, 15075, 07076, 08076.

В конце зимы 1943 г. (приказом НКО № 0105 от 6 февраля 1943 г. "О порядке адресования корреспонденции в Красной Армии и правилах сношения войсковых частей и соединений с гражданскими организациями и частными лицами" была введена новая система условных наименований управлений, объединений, соединений, частей и учреждений Действующей Армии, а также строевых частей военных округов) часть получила № 40598. Условное наименование состояло из словосочетания «Войсковая часть полевая почта» и пятизначного числа. Присвоение условных наименований осуществлялось Организационным управлением Генерального Штаба НКО СССР.


Коновалов А.В.

Из воспоминаний фотолаборанта 44 ОКАЭ старшины Коновалова:
«…на фронте 44 эскадрилья дислоцировалась в Старой Торопе, вместе с эскадрильей Василия Сталина и французской эскадрильей «Нормандия-Неман». Из Старой Торопы эскадрилья передислоцировалась на Волховский фронт, в состав 14-й воздушной армии, под командованием генерал-майора авиации Ивана Петровича Журавлева.
На Волховском фронте с начала 1943-го эскадрилья находилась в городе Неболчи Новгородской обл., где производила фотосъёмку позиций противника. Перед операцией по освобождению В. Новгорода эскадрилью передислоцировали в Малую Вишеру, где в ходе Новгородско-Лужской операции, длившейся с 14 января по 20 января1944 года г. В. Новгород был освобождён…»

Корректировщики указывают цели(Из воспоминаний Н.Б.Хапаева)

«44-я отдельная корректировочно-разведывательная авиаэскадрилья (14.10.1942 г.-03.06.1944 г.), где я был начальником штаба, вела боевые действия в интересах артиллерии Волховского фронта.

Летчики и штурманы теснейшим образом взаимодействовали с артиллеристами, корректируя их огонь по уничтожению и подавлению целей противника, и содействовали успешному наступлению наземных войск.

Если противник оказывал огневое противодействие с земли и в воздухе, то экипажи нашей бомбардировочной и штурмовой авиации имели возможность активно обороняться. Корректировщики же, как правило, вели боевые действия в одиночку, находясь продолжительное время над территорией противника и давая команды и различную информацию артиллеристам. Поэтому их самыми близкими боевыми друзьями были летчики-истребители.

Для зенитной артиллерии и истребительной авиации врага наши самолеты-корректировщики являлись важнейшей целью. Когда над фашистами «висел» корректировщик, они не зевали: достаточно было нашим «ястребкам» отклониться или завязать бой с истребителями неприятеля, как фашистский стервятник камнем падал на корректировщика. Но наши авиаторы не дремали. Летчик и штурман на самолете Су-2, а с осени 1943 г. - на Ил-2 не то что с полуслова, а интуитивно понимали друг друга, четко выполняли маневр, сражались героически и выходили из боя лишь тогда, когда штурман докладывал на КП артиллеристов: "Цель накрыта! Вижу взрыв и клубы черного дыма. Разрешите следовать на свою точку". Артиллерийские командиры не забывали тут же поблагодарить экипаж, находившийся над целью.


Мейлус И.И.

Аврамчик Г.Н.

Невозможно в короткой статье рассказать обо всех умелых и смелых действиях наших экипажей. Так, летчик, украинец, лейтенант И. И. Мейлус со штурманом, белорусом, старшим лейтенантом Г. Н. Аврамчиком, как правило, возвращались с победой. Иван Игнатьевич Мейлус, ставший потом Героем Советского Союза, отлично владел техникой пилотирования, в самой сложной обстановке упреждал действия противника. Его отличная летная подготовка в сочетании с отвагой и мужеством, умелое взаимодействие со своим замечательным штурманом обеспечивали успешное выполнение каждого боевого задания. Этот экипаж по сравнению с другими "привозил" меньше пробоин в самолете или возвращался без них, подтверждая, что чем опытнее и подготовленее воин, тем результативнее его действия.


Уточнение боевого задания (в центреМейлус)

Опытным был экипаж летчика лейтенанта П. М. Гончарова и штурмана старшего лейтенанта Г. Т. Алифана. Боевые друзья отличались большой осмотрительностью и расчетливостью в боях, содействовали артиллеристам в успешном уничтожении вражеских целей, доставляли командованию важные разведывательные данные. Им поручалось выполнение наиболее сложных боевых задач, и они с победой возвращались на базу. Много можно рассказать об экипаже летчика старшего лейтенанта Я.Ф. Кожняковаи штурмана старшего лейтенанта И.П. Засорина, пользовавшемся большим авторитетом в части и у артиллеристов. Яков Кожняков больше других имел боевых вылетов, отлично вел разведку и штурмовые действия, он первым в части был награжден орденом Ленина. Яков отличался остроумием, мастерски рассказывал увлекательные и забавные истории, был веселым затейником, нашим Василием Теркиным.

Игорь Павлович Засорин вступил в бой с фашистами в первый же день войны. Однажды он подвергся атаке истребителей противника, сбил Me-109, но сам получил 14 ран. После длительного госпитального лечения вернулся в часть и с еще большей отвагой стал громить врата. За образцовое выполнение боевых заданий он был награжден орденом Красного Знамени. Якову Кожнякову и Игорю 3асорину не довелось встретить день Победы. 9 июня 1943 г., корректируя огонь наших артиллеристов и производя фотографирование целей противника, они погибли в неравном воздушном бою.

В составе армии была только одна корректировочная эскадрилья, и она успешно выполняла задачи, которые ставил штаб артиллерии Волховского фронта. Весь ее личный состав заслужил высокие правительственные награды, каждый был удостоен медали "За оборону Ленинграда". Летчики и штурманы отважно и умело дрались с врагом. Им было с кого брать пример. Эскадрильей командовал подполковник [в 1942-1943 гг., согласно наградных документов, он имел звание капитан и майор – прим. автора] Юрий Митрофанович Золочевский. Он в начале войны одним из первых повел эскадрилью на штурмовку бронетанковых колонн врага, к концу первого года войны был награжден орденами Ленина и Красного Знамени.


Кожняков Я.Ф.

Засорин И.П.

Золочевский Ю.М.

Юрий Митрофанович умело руководил подготовкой экипажей. Имея большой опыт, он перед каждым вылетом детально разбирал особенности задания, давал советы по наиболее целесообразному применению тактических приемов в соответствии с ожидаемой обстановкой, использованию сильных сторон наших самолетов и слабых - противника. Золочевский Ю.М.лично проверял результаты вылета каждого экипажа. И положительные примеры, и промахи подробно обсуждались, а выводы становились достоянием всего личного состава части.

Хорошими помощниками командира были его заместитель по политчасти старший лейтенант Василий Илларионович Болдырев, заместитель капитан Василий Мефодьевич Первой, штурман эскадрильи капитан Александр Михайлович Мазин, начальник связи капитан Юрий Николаевич Копаев, инженер капитан технической службы Лаврентий Федорович Медведь.Они всегда находили время проводить на аэродроме или в районах боевых позиций артиллерийских частей занятия по отработке сигналов взаимодействия, уточнения координат целей, порядка и способов оказания помощи экипажам подбитых самолетов, учили подчиненных высокому летному мастерству.


Первой В.М.

Мазин А.М.

Копаев Ю.Н.

Медведь Л.Ф.

Улучшению взаимодействия корректировщиков с артиллеристами особое внимание уделяли начальник разведывательного управления командующего артиллерией фронта подполковник Перлов, начальник штаба артиллерии фронта полковник А. Г. Черток и командующий артиллерией фронта генерал-лейтенант артиллерии Г. Е. Дегтярев. Представители штаба артиллерии фронта часто находились на аэродроме базирования эскадрильи, беседовали с экипажами, принимали все меры для обеспечения успешных боевых действий.

Руководящий состав эскадрильи систематически выполнял боевые задачи, показывая примеры умелых действий в сложной обстановке, мужества и отваги. Заместитель командира эскадрильи капитан В. М. Первой с начальником связи эскадрильи капитаном Ю. Н. Копаевым при корректировке артиллерийского огня над целью были атакованы истребителями противника. Самолет получил столь значительные повреждения, что возвратиться на аэродром или произвести посадку в поле было невозможно. Летчики не покинули машину до тех пор, пока полностью не выполнили задание. Лишь после этого они оставили подбитый самолет и на парашютах приземлились в боевых порядках наших артиллеристов. Один из фашистских стервятников продолжал обстреливать их до самой земли, Копаеву были нанесены тяжелые раны. После лечения Юрий Николаевич возвратился в строй и до последнего дня войны продолжал бить врага.

Незабываемым остался для нас день, когда нашей эскадрилье за освобождение Новгорода было присвоено наименование «Новгородской». 22 января 1944 г. на аэродроме был проведен митинг. В вашей памяти встал величественный образ Александра Невского, его слова:"Кто с мечом к нам придет, от меча и погибнет" - звали в бой и выступившие на митинге летчики, штурманы, политработники дали слово громить врага беспощадно.


Колено Т.В.

Пихун В.С.

Говоря о боевых делах летчиков и штурманов, нельзя не вспомнить и не сказать самое доброе слово о техническом составе и младших авиаспециалистах, настоящих тружениках фронта. Под руководством инженера эскадрильи капитана технической службы Л. М. Медведя они отдавали все силы для обеспечения успешных боевых действий. Техники авиазвеньев П. С. Борисов, П. Е. Колесников, Ю. Е, Лесняк, авиационные механики Т. В. Колено,П. Ф. Артеменко, С. Г. Тигиев, И. Ф. Косатый [согласно наградных документов — И.Ф. Носатый - прим. автора], А. П. Хвалов, техники и механики различных специальностей Е. А. Костин, К. Ф. Зуйков, В. С.Пихун, А. М. Кувшинов, младшие авиаспециалисты И. П. Чурсин, Ф. И. Дорофеев, Б. А. Усачев, И. А. Синицын, А. В. Коновалов, В. Д. Пигуль и другие стойко и мужественно выполняли свои нелегкие обязанности.

Успешному выполнению боевых заданий способствовала умело организованная, целенаправленная и живая партийно-политическая работа. Не проводилось продолжительных собраний и заседаний, ежедневно личный состав непосредственно на рабочих местах информировался о положении на фронтах, о боевом опыте и задачах. На партийных и комсомольских собраниях обсуждались вопросы об авангардной роли коммунистов и комсомольцев в выполнении боевых заданий, о повышении эффективности ударов по врагу.

Мне было поручено выпускать "боевые листки". Эта наглядная и доходчивая форма работы, в которой все принимали участие: рассказывалось о результатах боевых вылетов, о применении наиболее действенных тактических приемов и способов корректировки артиллерийского огня, о примерах мужества и героизма при выполнении боевых заданий, самоотверженного труда при подготовке самолетов и поддержании в хорошем состоянии аэродрома, о взаимодействии с артиллеристами и летчиками прикрытия.

Фотогазета
Фотогазета 44 ОКАЭ "Боевой счёт"

Выпускали мы и фотогазету части. В ней помещали итоговые данные о результатах вылетов каждого летчика и штурмана. Это вызывало соревнование, каждому хотелось указать точнее и больше целей врага, чтобы наши артиллеристы метко поразили их. У всех было одно стремление - приблизить Победу. Для этого никто не жалел ни сил, ни самой жизни…»


Хапаев Н.Б.

Хапаев Николай Борисович до Великой Отечественной войны служил в Смоленске и Бобруйске. В боевых действиях участвовал с 22.06. 1941 года по май 1945 года. Воевал на Брянском, Калининском, Ленинградском, Волховском, 3-м Белорусском фронтах в качестве штурмана экипажа, штурмана звена, начальника штаба отдельной корректировочной авиаэскадрильи, зам. начальника штаба отдельного корректировочного авиаполка. Войну закончил в звании майора.
После войны Хапаев Н.Б. окончил Краснознамённую Военно-Воздушную академию, Академию Генерального штаба. Занимал ответственные посты в управлении Генерального штаба Советской Армии, был зам. начальника штаба Военно-Воздушных Сил. Генерал-лейтенант авиации. 
Награждён орденом Красного Знамени, двумя орденами Отечественной войны I степени, многими медалями.

В связи с тяжелой обстановкой на фронте в начале войны, когда государство вынуждено было срочно (во второй половине 1941 г., начале 1942 г.), эвакуировать объекты промышленности с оккупируемых врагом территорий, приходилось сокращать объёмы выпускаемой военной продукции. В числе многих, в феврале 1942 г., это коснулось и самолётов Су-2, когда в связи с переводом завода № 135 на производство самолетов Ил-2 и последующим его расформированием, производство Су-2 было прекращено. Всего промышленность СССР успела произвести  877 самолетов Су-2 и Су-4. В ВВС РККА ими  были вооружены 12 разведывательных и корректировочных эскадрилий и 18 звеньев.

И уже 13 августа 1942 г. командующий ВВС КА Новиков А.А. в связи с положительным опытом применения в июне–июле 1942 г. самолетов Ил-2У (с мотором АМ-38) для корректировки артиллерийского огня обратился к наркому авиапромышленности А.И. Шахурину с просьбой создать на базе штурмовика Ил-2 разведчик-корректировщик артиллерийского огня: «Фронт требует также разведывательных самолетов и самолетов корректировщиков артогня. Оборудованный для этих целей двухместный самолет Ил-2 удовлетворит и это требование фронта. Прошу Вашего указания главному конструктору тов. Ильюшину срочно разработать и изготовить опытные образцы двухместного самолета Ил-2 в вариантах штурмовика, разведчика и корректировщика артогня».

7 февраля 1943 г. ГКО своим Постановлением № 2841 обязал Ильюшина «…до окончательной отработки самолета-корректировщика приспособить существующий двухместный самолет Ил-2 с АМ-38ф, установив радиостанцию РСБ и фотоустановку».

В марте 1943 г. корректировщик-разведчик на базе Ил-2 был построен. Он получил наименование Ил-2КР. В этом самолёте полностью сохранились конструкция и вооружение серийного двухместного «Ила» с двигателем АМ-38ф. Изменения были внесены только в состав оборудования, в топливную систему и в схему бронирования. Радиостанцию РСИ-4 заменили на более мощную РСБ-3бис с большей дальностью действия, которую разместили в средней части фонаря кабины экипажа непосредственно за бронеспинкой пилота над уменьшенным по высоте задним бензобаком. Для фиксации результатов разведки в хвостовой части фюзеляжа установили фотоаппарат АФА-И (допускалась установка АФА-ИМ). Внешне самолеты Ил-2КР отличались от серийных Ил-2 лишь наличием мачты радиоантенны, установленной на переднем неподвижном козырьке фонаря кабины пилота.

Лётные испытания Ил-2КР в НИИ ВВС КА успешно прошли с 27 марта по 7 апреля 1943 г. В отчете по испытаниям указывалось, что объем спецоборудования недостаточно удовлетворяет предъявляемым требованиям к самолету данного назначения. Тем не менее, Постановлением ГКО № 3144 от 10 апреля 1943 г. самолет Ил-2КР был запущен в серийное производство.

Уже 1 июля в действующей армии имелся 41 самолет этого типа и поэтому с середины 1943 г. в ВВС на смену самолетам Су-2 стали поступать Ил-2КР, которые до конца войны являлись одними из основных самолётов разведчиков-корректировщиков артиллерийского огня в ВВС КА. Помимо этого, для корректировки артогня использовалось значительное число штурмовиков Ил-2.


Ил-2КР 15 ОРЗАП

Весной 1943 года в связи с отсутствием новых Су-2 командование ВВС приступило к формированию корректировочных эскадрилий на самолетах Ил-2.

Для этих целей лётные экипажи стали переучиваться и готовится к лётной работе на Ил-2. К этой задаче из-за большого объёма подготовки авиационных кадров были подключены несколько учебно-тренировочных авиационных полков ВВС РККА. Так, с 03.03.43 г. перед 15 ОРЗАП была поставлена дополнительная задача: сформировать, укомплектовать и подготовить 37 отдельных корректировочных авиаэскадрилий на самолетах Ил-2, в их число попал и персонал 44 ОКАЭ. В целях ускорения подготовки боевых лётных частей были привлечены и другие учебные авиачасти, одна из них—16 ОУТАП (есть сведения, что в мае 1943 г. он уже назывался 16 ОУТСАП), где были переучены и ряд лётчиков 44 ОКАЭ, например, Мейлус И.И, Дайтер М.А.

Фотогазета
Фотогазета 44 ОКАЭ

Положительные результаты от применения на фронтах Великой Отечественной войны корректировочно-разведывательных авиаэскадрилий позволили Верховному командованию КА принять решение по формированию на фронтах в составе ВВС корректировочно-разведывательных авиационных полков, которые стали формироваться в начале 1944 г., в том числе, и за счёт сведения ряда боевых эскадрилий корректировочно-разведывательной авиации в авиаполки (по три эскадрильи в каждом).

3 июня 1944 года 44 ОКАЭ была обращена на формирование 151 ОКРАП.

Одна из многих. История в/ч 40598. Часть 3. Корректировщики-разведчики.

Одна из многих. История в/ч 40598. Часть 4. «Мирная» жизнь боевой части.

 

Категория: Авиация в Беларуси | Добавил: Саша (18.01.2017)
Просмотров: 82 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск
Мы ВКонтакте
Минский аэроклуб
Друзья сайта
ПАЛИТРА КРЫЛА - огромный архив профилей авиакамуфляжа Авиационный портал Беларуси
Сайт Авиационной Истории Сайт военной археологии
SkyFlex Interactive - Русский авиамодельный сайт Щучин - город авиаторов
339 ВТАП Авиакатастрофы
Победа Витебск. Витебск в годы Великой Отечественной войны 1941-1944г.г. Ивановский музей военно-транспортной авиации
Беларусские крылья
Наш баннер
Мы будем вам признательны, если вы разместите нашу кнопку у себя на сайте. Если вы хотите обменяться с нами баннерами, пишите в гостевую книгу:

Музей авиационной техники - Боровая

Copyright Музей авиационной техники - Боровая © 2010-2017