Воскресенье, 25.06.2017, 13:38
Музей авиационной техники-Боровая
 
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Меню сайта
Категории раздела
Публикации о музее [18]
Авиация в Беларуси [103]
Морская авиация в Беларуси [3]
Статьи [20]
Литературное творчество пользователей сайта [6]
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
Форма входа
Авиаистория
Помощь проекту
Если Вам нравится наш проект и Вы готовы оказать нам материальную помощь, то Вы можете перечислить абсолютно любую сумму на наши кошельки

Номера счетов
Главная » Статьи » Авиация в Беларуси

4-ая авиационная рота. В продолжение темы «100-летие Лидского аэродрома»

4-АЯ АВИАЦИОННАЯ РОТА
В ПРОДОЛЖЕНИЕ ТЕМЫ "100-ЛЕТИЕ ЛИДСКОГО АЭРОДРОМА"


При изучении материалов по Лидскому аэродрому узнал, что в архивах лежит рукопись первого русского генерала авиации В.М. Ткачева, который служил в Лиде в 1914 г.
В Гражданскую войну он воевал на стороне белых, после Второй мировой был арестован в Югославии, отсидел 10 лет в лагерях, его рукопись категорически не рекомендовалась к публикации, и никаких надежд на ее прочтение я не имел. Неожиданно в необъятных просторах Интернета нашел сообщение, что в 2007 г. рукопись была издана в виде книги тиражом 500 экземпляров. Под названием «Крылья России» книга сразу же стала раритетом. Из МБА прислали привет, из которого следовало, что такой книги в РБ нет. Нужно было найти человека, живущего в Москве, способного скопировать нужную главу из книги в Российской государственной библиотеке (бывшей «Ленинке»). Заместитель директора Лидской ЦБР Тамара Иосифовна Зенюкович нашла такую замечательную женщину. За что им обоим признателен и премного благодарен.
Все приводимые даты даются по старому стилю.


   В конце 1912 г. на Лидском аэродроме создавался авиаотряд Особого назначения. Об этом упоминается в биографии военного летчика Е.С.Пятосина. 15 декабря 1912 г. он был командирован в г. Лиду для занятия должности младшего офицера 2-го авиационного отряда Особого назначения. И тут же возвращен в Санкт-Петербург для дообучения.

   Ко Второму авиаотряду был приписан со 2 декабря 1913 г. поручик В.Ф.Станюкович.

   Но только в феврале – марте 1914 г. при 3-й Лидской воздухоплавательной роте была сформирована 4-ая авиационная рота из семи корпусных авиационных отрядов: II КАО, III КАО, IV КАО, VI КАО, X КАО, XX КАО, XXI КАО. Известно несколько приказов о формировании 4-й роты.

Приказ № 47 по Лидской воздухоплавательной роте от 15 февраля 1914 г.:
П.1 Создаваемая при доверенной мне роте 4-ая авиационная рота с 7 авиационными отрядами 2 февраля сформирована. От имени 9-й воздухоплавательной роты приветствую молодые части, поздравляю их с вступлением в самостоятельную жизнь и прошу принять искренние пожелания полного успеха в их деятельности.
П.2 В дальнейшем до получения распоряжения сверху о сложении с меня функций наблюдателя за формированием 4-й авиационной роты и о передаче её во временное командование старшему из офицеров –летчиков, оставляю за собой временное командование названной ротой.
Временный командующий ротой капитан Рещиков.


   Приказ штаба Виленского военного округа от 11 марта о назначении командира авиационной роты, в котором говорится, что формирование роты завершилось 10 марта. 

   Был еще приказ по Главному управлению Генерального штаба.
Также в продолжение февраля –апреля 1914 г происходило заполнение штатных должностей.

   10 февраля 1914 г. в Лиду был командирован выпускник авиационного отдела офицерской воздухоплавательной школы Павел Петрович Богдашевский. Он был назначен младшим офицером в VI -ой авиационный отряд, 12 марта был переведен в XX отряд и, затем, приказом № 147 по 4-й авиароте от 25 марта назначен начальником VI-го корпусного авиационного отряда.
 
Богдашевский Павел Петрович родился в Минской губернии в многодетной семье отставного капитана. Закончил Ярославский кадетский корпус, Одесское пехотное училище (1901). В службу вступил в 64 пехотный Казанский полк подпоручиком. В годы Русско-Японской войны прикомандирован к 2-му Уссурийскому железнодорожному батальону (1905), переведен в 41-й Восточно-Сибирский полк (1906), затем продолжил службу в 64-ом Казанском полку (1906-12). Закончил теоретический курс авиации при Политехническом институте в С-Петербурге (26.05.1912), сдал экзамен на звание военного лётчика в Офицерской школе авиации (13.02.1913). За”окончание Офицерской школы авиации” награжден Орденом Святой Анны 3-й степени (31.05.1913). По окончании обучения 10 февраля 1914 г. командирован в Лиду.

10 марта 1914 г. в Лиду из Киева прибыли есаул В.М.Ткачев и штабс-капитан В.Н.Орлов, будущие начальники ХХ и IV корпусных авиационных отрядов.
 
Ткачев Вячеслав Матвеевич родился на Кубани в станице Келермесской в семье войскового старшины. Закончил Нижегородский кадетский корпус (1895-1904), Константиновское артиллерийское училище в Санкт-Петербурге (1906). Получил назначение во 2-ю батарею 39-й артиллерийской бригады 1-го Кавказского Армейского корпуса. Офицер-воспитатель в Одесском кадетском корпусе (1910). Убедил командование направить его в частную школу при Одесском аэроклубе. Получил диплом гражданского пилота (1911). Прошел обучение в Севастопольской офицерской школе авиации, 1 декабря 1912 г. сдал экзамен на звание военного летчика. 5 января 1913 г. получил назначение в 7-ю воздухоплавательную роту. 23 июня 1913 г. назначен младшим офицером в XI-й Корпусной авиаотряд 3-й (Киевской) авиароты. 10 августа вместе с П.Н.Нестеровым и поручиком М. Передковым совершил первый в России полет по маршруту звеном в плотном строю. 5 октября 1913 г. произведен в подъесаулы. 12 октября совершил рекордный перелёт по маршруту Киев – Одесса – Керчь – Тамань – Екатеринодар протяженностью 1500 верст. Киевское общество воздухоплавания присудило ему золотой знак «За наиболее выдающийся в России в 1913 г. перелёт». 10 марта 1914 года откомандирован в Лиду в 4-ю авиароту по её формировании.

П.П. Богдашевский
(7.07.1881 – 1.06.1970, Буэнос-Айрес)
В.М. Ткачев
(24.09.1885 - 25.03.1965, Краснодар)

«Поезд остановился, и с платформы донесся голос кондуктора: «Ли-и-да». Невзрачный извозчик довез меня до гостиницы на главной улице этого маленького городка с милым названием. Невдалеке от гостиницы высилось огромное каменное двухэтажное здание довольно причудливой архитектуры, в котором и разместилась канцелярия формируемой 4-ой авиационной роты.
Дом в котором располагалось канцелярия формируемой 4-ой авиационной роты

   Это здание да мостовая из острого булыжника на главной улице были, пожалуй, единственными достопримечательностями Лиды.

   В первых числах марта 1914 года в обширной комнате, рядом с кабинетом командира, собрались все офицеры-летчики, съехавшиеся из школ и других авиационных рот. Неожиданные встречи, знакомства, оживленные разговоры.
Вот дверь кабинета открылась, и появился командир роты, крупный с легкой проседью, добродушно улыбающийся полковник Критский. За ним следовал его помощник – стройный, подтянутый, румянощекий капитан Рещиков. Разговоры прекратились, все вытянулись в струнку.

   Поздоровавшись с нами, Критский объявил:

   – Господа, я получил из Главного управления Генерального штаба приказ о формировании нашей 4-й авиационной роты. В приказе указывается распределение офицеров по отрядам. Сейчас мой помощник познакомит вас с офицерским составом отрядов. Капитан развернул лист бумаги и сочным, приятным баском зачитал нам приказ.

   Все отряды, кроме ХХ, были недоукомплектованы» (Ткачев В.М. Крылья России. 2007. С. 229-230)

   Причину недокомплекта летчиками авиационных отрядов 4-ой роты В.М. Ткачев объясняет недальновидностью Генерального штаба и авиационных «верхов», в частности генерала Шишкевича и полковника Немченко. На Шишкевича он зря ополчился, 25 декабря 1913 г. генерал-майор М.И.Шишкевич был назначен генерал-квартирмейстером штаба Одесского военного округа, и с того дня к военной авиации отношения не имел.

   «- Сейчас подадут грузовик, объявил капитан Рещиков, – вы, господа, отправитесь на аэродром. Там вас встретит командир роты.

   Мы выехали за город. Когда проезжали мимо эллингов 9-й воздухоплавательной роты, кто-то из летчиков воскликнул:

   – Да он никак пустой!

   Присмотревшись, мы заметили внутри эллинга небольшой дирижабль.

   – Вот уж эти «пузырники» – очковтиратели, сказал штабс –капитан Богдашевский, -понастроили дорогостоящие эллинги в Ковно, Брест-Литовске, Белостоке, Лиде, в Ровно, в Бердичеве и даже на Дальнем Востоке, а эллинги эти в большинстве пустуют. Зато под Петербургом сосредоточили все свои пузыри и пускают высочайшему начальству пыль в глаза…

   Впереди показался аэродром. Еще издали мы любовались стройным рядом новеньких ангаров, но когда грузовик подъехал к ним, все разинули рты: огромное поле аэродрома было покрыто глыбами свежей пахоты…

   Командир приказал открыть ворота ангаров. Там стояли ящики с аэропланами. Мотористы вытащили несколько фюзеляжей «Ньюпоров», и мы с любопытством стали их рассматривать. Тросы крепления крыльев и моторы были жирно помазаны тавотом, и все же кое-где виднелась ржавчина.

   Как позже выяснилось, все эти аэропланы составляли остаток тех партий, которые пошли на формирование авиационных отрядов еще в 1913 г. Ну а остаток простоял где-то больше года в ящиках под открытым небом.

   … Через несколько дней аэропланы были распределены по отрядам, и в ангарах закипела работа…

   Вместе со старшим мотористом я приводил в порядок свой аэроплан.


   Нам помогали солдаты-слесаря, отобранные мной из отрядной команды. Моему примеру последовали и другие офицеры-летчики отряда. В ангарах то и дело слышались их ворчания и ругательства по поводу плохого состояния аэропланов.
Ко мне подошел крупный чуть сутуловатый поручик И.С.Стрельников, обладатель лопатообразной бороды, и промолвил недовольно:

   – Господин есаул, как же мы будем летать?

   – Не есаул, а Вячеслав Матвеевич,- заметил я мягко, давая этим понять, что в моем авиационном отряде отношения между офицерами и начальником должны базироваться не на внешних проявлениях подчиненности, а на уважении, авторитете и одновременно на сознательной беспрекословной исполнительности, дисциплине….

   – А когда нам утрамбуют поле? -спросил Стрельников.

   – Командир роты обещал достать катки.
  
   – Обещать то он обещает, а вот дела что-то не видно, – раздраженно заключил Стрельников и отошел к своему аэроплану» (там же, с. 230-232).
 
Стрельников Иван Степанович 1886 гр. из крестьян Тамбовской губ. Закончил 5-классное Новочеркасское реальное училище (1907), Тифлисское военное училище (1907-09). Служил в 1-м Сибирском стрелковом полку (1909-14). Подпоручик (1909), поручик (1912). В 1913 г. прошел обучение в офицерской школе авиации ОВФ. Младший офицер ХХ-го корпусного авиационного отряда (10.03.1914-20.04.1915).

   «Он был в известной мере прав. Полковник Критский не отличался расторопностью и, как говорится, был тяжел на подъем. По–видимому, его не особенно волновало то обстоятельство, что в роте не имелось ни единой запасной части к аэропланам и моторам.

   В ангар вошел начальник IV отряда штабс-капитан В.Н.Орлов, приехавший вместе со мной из Киева» (там же, с. 232).

   «Возня с проржавленными аэропланами, грубо вспаханное поле перед ангарами задерживали производство полетов. Это нервировало, возмущало летчиков, и их возмущение докатилось, наконец, до Вильно, где находился штаб округа. Оттуда в Лиду приехал генерал Бойов (Генерал–майор Бойов Константин Константинович 1869 г.р., в то время генерал-квартирмейстер штаба Первой армии) – помощник грозного генерала Рененкампфа. Приезд столь высокого гостя немного ускорил приведение в порядок нашего аэродрома, но техническая часть, по-видимому, не особенно интересовала наше командование. Не волновали генерала Бойова и вопросы нашей подготовки: что и как мы будем делать, на что мы способны? Бойов, как и многие представители высокого начальства, не знал и не понимал авиации.

   В апреле 1914 года на Лидском аэродроме началась кипучая работа» (там же, с.233).


   Эта фраза позволяет достаточно определенно назвать дату рождения Лидского аэродрома – первые дни апреля 1914 года. Ангары были построены в 1913 г., тогда же были завезены ящики с аэропланами. Свежевспаханное поле аэродрома позволяет утверждать, что осенью и зимой 1913 г. полеты не проводились.

   «Большинство летчиков, за исключением троих, были вчерашними учениками, образно говоря, «детьми авиации» делающими свои первые самостоятельные шаги.
У меня же за плечами был почти трехлетний пилотский стаж. Это возлагало на меня большую ответственность и серьезные обязанности не только перед этими «детьми-пилотами», но и перед всей русской авиацией. Мы все, и особенно пилоты с большим стажем, должны были способствовать ее развитию и служить примером для других менее опытных.

   Вскоре на нашем аэродроме стали выявляться наиболее смелые и талантливые молодые летчики. Они стали делать правильное и умелое маневрирование в воздухе, виражи, планирование по прямой и по спирали. Особенно выделялись К.Ф. Альбрехт, Е.С. Пятосин, а В.Ф. Станюкевич поражал всех своей виртуозностью».
 
Альбрехт Константин Федорович (23.05.1890-25.04.1945, Париж). Закончил Суворовский кадетский корпус в Варшаве, Николаевское инженерное училище и Севастопольскую авиационную школу. Весной 1914 г. потерпел аварию при посадке близ казарм 69 пехотного Рязанского полка под Люблином. Долго лечился.
Пятосин Евгений Степанович (21.02.1887-1935?). Родился в Киевской губернии в дворянской семье. Закончил Гомельскую гимназию (1906), Виленское военное училище, выпущен в 157-й пехотный Имеретинский полк (15.06.1908), младший офицер, и.о. командира роты, делопроизводитель полкового суда. Командирован в г. Лиду для занятия должности младшего офицера 2-го авиационного отряда Особого назначения (2.12.1912). 1 февраля прибыл в Офицерскую школу авиации Отдела воздушного флота по окончании Теоретических курсов авиации им. В.В. Захарова при Санкт-Петербургском политехническом институте. Выполнил условия на звание «военного летчика», совершив перелет Кача-Саки-Евпатория-Севастополь-Кача (3.09.1913). 16 октября завершил обучение в Офицерской школе авиации ОВФ. С 18 марта 1914 г. — младший офицер 6-го корпусного авиационного отряда.
Станюкович Владимир Федорович (2.05.1889–?) родился в Черниговской губернии в дворянской семье. Закончил Сумский кадетский корпус (1907), Михайловское артиллерийское училище с присвоением звания подпоручика (1910). Служил в 46-й артиллерийской бригаде (1910-1913). Поручик (1912). Направлен в Офицерскую школу авиации (2.01 -10.10.1913). Сдал экзамен на звание летчика (13.08.1913) и военного летчика (10.10.1913). Был приписан ко II КАО с 2 декабря 1913 г. 10 марта 1914 г. назначен младшим офицером II КАО.
  
   5 апреля 1914 г. в ХХ КАО прибыл военный летчик лейтенант В.В. Дыбовский. Безусловно Дыбовского имел в виду Ткачев, когда писал о трех опытных летчиках: но кто был третьим?
 
В.В.Дыбовский (13.01.1884-1950, Берн).
 
Дыбовский Виктор Владимирович из дворян Киевской губ. Сын подполковника. Младший (1902), старший гардемарин (1903). Зачислен в Балтийский флотский экипаж со званием мичмана (1904). На эскадренном броненосце «Николай I» (02-05.1905) участвовал в Цусимском бою (15.05.1905). Переведен в Черноморский флотский экипаж (03.1907). Лейтенант (04.1908). С 10.1908 г. в судовом составе Черноморского флота. Старший флаг-офицер штаба командующего отрядом минных судов (11.1908- 03.1909). Награжден орденом Св. Станислава 3 степени (29.03.1909). Флаг-офицер при начальнике 1-го дивизиона эскадренных миноносцев (03-07.1909). Командир миноносца № 273 (07-08.1909). Закончил Офицерский класс Учебного воздухоплавательного парка (12.1909-10.1910). Назначен в распоряжение начальника Отдела воздушного флота (10.1910). Закончил Офицерскую школу авиации ОВФ (26.10.1911). Первым из офицеров флота получил звание военного летчика. Награжден орденом Св. Станислава 2 ст. (04.11.1911). Инструктор Офицерской авиашколы (1911). 6 июня 1911 г. первым осуществил поиск подводных лодок с воздуха на самолёте, и одну из них, идущую под водой, сфотографировал. Вскоре испытал в полёте радиостанцию. Осенью 1911 г. на маневрах Варшавского военного округа произвел аэрофотосъемку с самолета. Вместе с братом Вячеславом построил оригинальный моноплан «Дельфин».
В 1912 г. совершил перелет Севастополь – Харьков – Москва – Петербург. В 1913 г. совершил перелет в несколько тысяч километров. С 05.04.1914 г.- военный летчик ХХ-го корпусного авиационного отряда.


Подвиг лейтенанта Дыбовского В.В.

«Ньюпор» В.В. Дыбовского

   В апреле в 4 авиароте произошли три авиакатастрофы. 8 апреля на аэродроме погибли подпоручик III КАО Ветчинкин Д.М. и механик Ковальчук.
 
Д.М.Ветчинкин

   27 апреля при совершении перелета Вильно-Лида, «вследствие деформации крыльев самолета после дождя», потерпел аварию около Вильно и «получил сильные ушибы обоих колен» Е.С.Пятосин.

   «Поручик Альбрехт полетел в Польшу и где-то под Люблиным претерпел тяжелую аварию. Он попал в больницу, и на этом закончилась его авиационная карьера».

   Как впоследствии было установлено, Д.М. Ветчинкин, К.Ф. Альбрехт и еще 6 летчиков потерпели аварии на аэропланах «Ньюпор», изготовленных на заводе С.С.Щетинина. Все аварии были одинаковыми, при планировании самолет неожиданно переходил в пикирование. Было установлено, что на петербургском заводе Щетинина «Ньпоры» выпускались без соглашения с головной фирмой с рядом конструкционных изменений. Был уменьшен угол установки крыльев, а пассажирское место вынесено вверх.

   Ткачев В.М.: «Учтя все пережитое и продуманное в прошлом и стремясь, чтобы к концу полетного периода отряд действительно имел бы квалифицированных военных летчиков, я составил план работы на 1914 год, в котором наметил следующие мероприятия: 
- Тренировочные – аэродромные полеты для усовершенствования в технике полета;
- Вне аэродромные полеты по кратким маршрутам для навыков ориентировки;
- Работа с артиллерией на Двинском полигоне; 
- Работа с пехотой для взаимного ознакомления в Петровском лагере под Ригой;
- Маршрутные полеты из под Риги в сторону Прусской границы;
- Участие в войсковых маневрах.

   Лично для меня аэродромные полеты вскоре потеряли свой смысл и вкус, и первым я приступил к выполнению второго пункта плана.

   К сожалению, летчики моего отряда еще не втянулись в полетную работу и не проявили особой ретивости к перелетам, вот почему полет в Гродно я совершил вместе со Станюковичем (там же с. 234).

   В.М.Ткачев слетал на «Ньюпоре» в Вильно и в начале мая съездил поездом в Петербург в Главное техническое управление с целью получить более современный самолет «Моран». В беседе с начальником управления Немченко Ткачев доложил о плохом обеспечении 4-й роты запасными частями и просил дать ему «Моран» для участия в конкурсном перелете Петербург-Севастополь. Немченко отказал в обеих просьбах. На Русско-Балтийском заводе Ткачеву через голову руководства удалось заказать запчасти к шасси и фюзеляжу и пару крыльев для «Ньюпора».

   В конце мая Ткачев отправился к командиру ХХ корпуса.

   В начале июня ХХ и II корпусные отряды перебазировались в Двинск для участия в работе с артиллерией.

   Ткачев В.М: «Мои птенцы уже успели натренироваться. Стрельников, Головатенко и Афонский летали хорошо, уверен, и им было полезно совершить внеаэродромные полеты - перелететь из Лиды в Двинск. А аэроплан более слабого пилота Пушкарева я решил перебросить летом сам.

   На своем «Ньюпоре» я долетел до Двинска без всяких приключений, а на пушкаревском немного не дотянул до цели, мотор начал давать перебои» (там же, с. 243).
Пришлось Ткачеву садиться на поле еще не созревшей зелёной ржи.

В.М.Ткачев
Поручик Головатенко

   На Двинском полигоне летчики обоих отрядов тренировались в корректировке артиллерийской стрельбы. Работа была проведена успешно.

   На полигоне возник конфликт между В.М.Ткачевым и И.С. Стрельниковым. Причиной конфликта В.М.Ткачев считает пестроту летного состава из представителей разных родов войск, офицеры которых нередко враждовали друг с другом. На мой взгляд, в данном случае сказалась разница в социальном происхождении. В.М.Ткачев дворянского происхождения, казак, начищенный, наглаженный, подтянутый, а И.С.Стрельников из тамбовских крестьян, грузный, да еще и бородатый. И.Стрельникова перевели в VI КАО.

   В июне 1914 г. в III КАО 4 авиароты прибыл после окончания курсов мотористов при Севастопольской авиашколе и курса обучения полетам на "Ньюпоре-4″ Донат Макиёнок. В марте 1914 г. ему вручили лётное удостоверение, а в июне присвоили чин старшего унтер-офицера. Д.А.Макиенок тоже из крестьян, пишут – из польских, но фамилия говорит, что из белорусских.
Д.А.Макиёнок
 
Макиёнок Донат Адуевич (2.05.1891- ? ) родился в д. Дамбовка Осведской волости Витебской губернии в польской крестьянской семье. Закончил церковно-приходскую школу, 3 класса церковно-ремесленного училища и шестилетнее среднее техническом училище в Витебске (1906). Работал на фабрике. В ноябре 1911 г. призван в армию, зачислен рядовым в 97-й Лифляндский пехотный полк, расквартированный в Двинске, 15 марта 1912 г. переведен в 106 -й пехотный Уфимский полк в Вильно. 28 мая 1912 г. командирован в Севастопольскую авиашколу. В авиашколе закончил курсы мотористов и был включен в группу для обучения полетам на «Ньюпоре-4». 22 февраля 1914 г. получил звание военного летчика с вручением пилотского удостоверения № 239. Ефрейтор (4.05.1914), младший унтер-офицер (19.05), старший унтер-офицер (14.06.1914). После окончания авиашколы командирован в 3-й корпусной авиаотряд.
  
   15 июля 1914 г. Австро-Венгрия объявила войну Сербии, 19 июля Германия объявила войну России. Началась Первая мировая война.
 

   26 июля с Лидского аэродрома на фронт в Первую армию отправился Второй КАО в составе 2 офицеров на 2 «Ньюпорах-4», в Шестую армию – VI КАО – 4 офицера на 4 «Ньюпорах- 4» и ХХ КАО -4 офицера на 4 «Ньюпорах- 4». 31 июля в Первую армию выехали: III КАО –5 офицеров и 1 солдат (в действительности старший унтер-офицер) на 5 «Ньюпорах- 4», IV КАО – 4 офицера на 3 «Ньюпорах- 4» и Х КАО – 3 офицера и 2 солдата (в действительности 2 унтер-офицера) на 4 «Фарманах». В тот же день во Вторую армию отправились офицер и 2 солдата на 3 «Фарманах из ХХ1 КАО. Итого из Лиды на фронт в Первую, Вторую и Шестую армию выехали 23 офицера и 5 солдат на 25 самолетах: 7 «Фарманах» и 18 «Ньюпорах- 4». Всего Русская армия отправила в районы боевых действий 154 самолета, 48 находились в крепостных отрядах и 18 оставались в Сибирских авиаотрядах. Итого российская армия выставила на войну 220 самолетов и 221 летчика: 170 офицеров, 35 нижних чинов и 16 вольноопределяющихся (добровольцев).

   Самолеты, на которых отправились на войну летчики 4 авиароты, были произведены в России на заводах С.С.Щетинина и «Дукс», но сконструированы во Франции.
 
«Ньюпор -IV» – моноплан. Длина 8 м, высота 2.68, размах крыла 12.3, площадь крыла 22.5 м2, вес пустого самолета 422 кг, полезная нагрузка 240 кг. Экипаж 1-2 человека. Двигатель ротационный «Гном» мощностью 70 лс. Максимальная скорость 104 км/час, крейсерская 90 -95 км/час, продолжительность полета 3 часа. Потолок 2 км, на высоту в 500 м поднимался за 12 минут. Фюзеляж деревянный, ферменной конструкции, усиленной внутренними расчалками. Обшивка полотняная, в верхней передней части и в районе двигателя обшивался алюминиевым листом. Крыло двухлонжеронное, обтягивалось полотном, необходимая жесткость достигалась стальными проволочными расчалками. Хвостовое оперение из стальных труб, обтянуто полотном, стабилизатор подкреплен подкосами. Пилотская кабина размещена в пространстве между лонжеронами, сиденья друг за другом. Сиденья размещены на топливном баке емкостью 170 литров, второй член экипажа сидел на нем верхом. Шасси в виде перевернутой пирамиды с центральной, удлиненной балкой. Концевая часть балки играла роль костыля, в носовой части устанавливалась противокапотажная лыжа. Применялся как разведчик.

«Фарман- ХVI» – полутораплан с толкающим воздушным винтом. Длина 8,06 м, размах крыльев 13,76 м, площадь крыла 35 м2. Вес 410 кг, полезная нагрузка 275 кг, экипаж 2 человека. Двигатель «Гном» мощностью 80 л.с , скорость – до 90 км/час, дальность полета – 315 км, потолок – 2,5 км, на высоту в 2км поднимался за 55 минут. Продольные балки, хвостовая ферма, контуры оперения и элементы шасси – из стальных труб, крылья -деревянные с полотняной обшивкой, гондола -из фанеры. Применялся как разведчик.

Хотелось бы назвать всех военных летчиков II, III, IУ, УI, X, XX и XXI КАО, которые
В.Р. Поплавко
отправились на Первую мировую войну с Лидского аэродрома. К сожалению, список пока неполный.

   Второй КАО. Начальник штабс-капитан Залесский А.В., поручик Станюкович В.Ф.

   Третий КАО. Начальник штабс-капитан И.И. Саатчи-Санатчи (Самадчи), подпоручик Ульянцев или Устьянцев, старший унтер –офицер Д.А.Макиёнок.

   Четвертый КАО. Начальник штабс-капитан В.Н.Орлов.
   Шестой КАО. Начальник штабс-капитан П.П.Богдашевский, поручик Е.С.Пятосин, поручик Стрельников И.С.

   Десятый КАО. Начальник штабс-капитан А.Г. Топчев, поручик Д.С.Николаев, унтер-офицер Агафонов А.А.

   Двадцатый КАО. Начальник есаул В.М.Ткачев, лейтенант Дыбовский В.В., поручик Головатенко, поручик Афонский, поручик Пушкарев.

   Двадцать первый КАО. Поручик В.Р. Поплавко (? )







   Утверждают, что именно на этом «Фармане ХYI» на Лидском аэродроме поручик В.Р.Поплавко проводил опыты по установке пулемета. В действительности опыты он проводил в Можайске. В составе ХХI КАО В.Р.Поплавко летал в мае 1915 г.

   Лидский аэродром – второй на территории Беларуси после Гродненского. В 1913 г. в Гродно производили полеты летчики Гродненского крепостного авиаотряда и ХIХ КАО, подчинявшиеся 5-й воздухоплавательной роте. Лидский аэродром, в отличие от Гродненского, сохранил свое первоначальное местоположение.

   ІІ, III, IV и X корпусные авиационные отряды 4-й роты в первые дни войны поступили в распоряжение 1-й русской армии, которой командовал генерал П. К. Ренненкампф. ХХI КАО был приписан к штабу 2 -й русской армии, которой командовал генерал А. В. Самсонов. Обе армии были объединены в Северо-Западный фронт. Перед фронтом была поставлена задача: разгромить 8 –ю немецкую армию и овладеть Восточной Пруссией. В составе Северо-Западного фронта было 17,5 пехотных и 8,5 кавалерийских дивизий, 1104 орудия, 54 самолета, 250 тысяч солдат. Немецкая 8-я армия имела 15 пехотных и 1 кавалерийскую дивизии, 1044 орудия, 56 самолетов, 2 дирижабля, 173 тысячи солдат.

   В итоге этой наступательной операции, которая получила название Восточно-Прусской, 2 –я армия Самсонова была разгромлена, сам он застрелился, 50 тысяч солдат сдались в плен. 1 –я армия Ренненкампфа была отброшена на исходные рубежи. Действовали русские генералы предательски бездарно, разведка была отвратительной, кавалерийские дивизии не были задействованы. «Донесения летчиков вызывали иронические ухмылки, реплики сводились к одному: откуда немцы могут взять такое большое количество войск».

   ІІІ КАО был причислен к 3-му армейскому корпусу 1 армии, которым командовал генерал от инфантерии Н. А. Епанчин 1857 гр. В отряде было пять монопланов "Ньюпор”-4. 8 августа пилот – подпоручик Ульянцев и наблюдатель – поручик Шанин при поисках конницы хана Нахичеванского пропали без вести вместе с секретным пакетом. В тот же вечер на поиски хана отправился унтер-офицер Д.Макиенок. Он нашел конницу и передал пакет. На обратном пути самолёт обстреляли немецкие пехотинцы. Одна из пуль пробила бензобак. Макиенок выключил мотор и спланировал на свою территорию. Оставив машину под присмотром солдат, отправился доложить, что задание выполнено. В это время у места посадки появился немецкий конный разъезд, и русские солдаты сожгли самолет. За успешное выполнение задания Макиенка наградили "солдатским” Георгиевским крестом 4-й степени. Осталось 3 самолета.

   11 августа Макиенок и наблюдатель подпоручик Макейчик в районе городка Таннау обнаружили крупное скопление вражеской артиллерии. Противник готовился к контрудару, информацию генералы оставили без внимания. 12 августа Макиенок неудачно приземлился, самолет скапотировал, крылья, винт и шасси были сломаны. Осталось 2 самолета.

   15 августа в 3-м КАО остался один самолет, который уничтожили собственными руками при отступлении. Обслуживающий персонал авиаотряда отправили в тыл, а пилотов командировали на московский завод "Дукс” за новыми аэропланами "Моран-парасоль”.

   Также отвоевали и другие авиаотряды, приданные 1 и 2 армии, за две недели они потеряли все самолеты, некоторые летчики попали в плен. А Восточно-Прусская операция положила начало разгрому Русской армии, и изучается как пример абсолютного кретинизма российского генералитета. Впрочем, с этим у них всегда было хорошо.

   VI и XX КАО поступили в распоряжение 4 –й армии, которой командовал генерал от инфатерии барон А. Е. Зальца 1843 гр. 28 июля ХХ КАО прибыл на прифронтовой аэродром.

   «12 августа я получил специальную задачу: «Обследовать возможно тщательнее, что происходит против почти 50-верстного промежутка между правым флангом нашей 4-й армии и рекой Вислой, где находится слабый отряд и две кавалерийские дивизии генерала Новикова».

   … стояла прекрасная погода…. Я летел на высоте 1000–1200 метров над шоссе… Углубившись за линию фронта, я заметил на белой, сверкающей на солнце ленте дороги передовые части противника, затем главные силы… На несколько десятков километров протянулась бесконечная лента двигавшихся по шоссе неприятельской пехоты и артиллерии… Наконец колонны войск остались позади, но мне хотелось убедиться, нет ли еще колонн дальше, и я продолжал путь вглубь неприятельского тыла. Минут через десять на дороге снова появилась длинная кишка, но уже не войск, а сплошных обозов, наблюдая которые я почти долетел до Сандомира.

   … собрав исключительной важности сведения о неприятеле, я возвращался домой. И тут мне пришла мысль взглянуть еще, что делается на нашем правом фланге — под Красником.

   Еще издали, по артиллерийским разрывам, я заметил, что под Красником идет бой, а подлетев ближе, увидел бригаду неприятельской пехоты, выходящей в тыл и в обход правого фланга наших войск.

   Чтобы подробнее обследовать тактическую обстановку самого боя, я стал крутиться над районом Красника и делать на карте наброски расположения неприятельской артиллерии. В это время под крыльями почувствовался «горох», затем вдруг последовал сильнейший удар пуль по металлическим частям аэроплана… Из бака хлынула толстая струя касторового масла. Ротативный мотор «Гном» требовал обильной смазки, и я отлично понимал, что быстрая утечка масла создаст для меня серьезную угрозу, тем более что высота полета не достигала сейчас и 1000 метров.
Я принял решение: с любым риском, но дотянуть до своих и доставить как можно скорее собранные мною сведения! Взяв направление к нашим позициям, я бросил управление ногами, поднял их кверху и носком правого ботинка прикрыл снизу зияющую дыру в баке, чем приостановил буйную утечку масла. В таком положении я дотянул до своих позиций и спустился на полянку…

   Наши цепи отходили… Сзади нажимала австрийская пехота… солдаты вытянули мой «Ньюпор» на шоссе и привязали его хвостом к отступающей патронной двуколке. Примерно через два часа я был со своим аэропланом в деревне Вильколаз… Здесь я застал штаб одной из дивизии 14-го корпуса и немедленно доложил начальнику этой дивизии результаты разведки. Вскоре по моей просьбе была установлена прямая связь с Люблином. Я сделал начальнику разведывательного отделения штаба армии доклад о моей разведке…

   Отдав распоряжение о доставке аэроплана на аэродром, я выехал на легковом автомобиле для спешного доклада командованию армии…
Генерал Попов от души поблагодарил меня за добытые мною сведения о противнике и за способ их доставки. Он повел меня к начальнику штаба генералу Гутору. С ним мы все вошли в кабинет командующего армией, где нас встретил уже не Зальц, а сменивший его генерал Эверт, массивный, внушительного вида мужчина с рыжеватой окладистой бородой. Он крепко пожал мне руку и сказал:
— Ну, воздушный разведчик, поздравляю и искренне благодарю! Вы спасаете наше положение.

   Верховное командование отдало распоряжение о погрузке и переброске по железной дороге из-под Варшавы 1-го корпуса на юг для предотвращения обхода правого фланга 4-й армии, предпринятого неприятелем.

   В конце 1914 г. меня вызвали в штаб армии, где генерал Попов в присутствии командующего и начальника штаба мне объявил: «Приказом Юго-Западного фронта от 24 ноября 1914 г. по удостоении Георгиевской кавалерской думы, учрежденной при штабе главнокомандующего армиями Юго-Западного фронта, вы награждены орденом Святого великомученика и Победоносца Георгия 4-й степени». Командующий армией подошел ко мне, приколол на моей груди скромный, покрытый белой эмалью крестик, пожал мне руку и сказал: «Поздравляю! Наша армия гордится, что в ее составе первый георгиевский кавалер авиации» (с. 272-276)


   Тем не менее, 4-я русская армия после двухдневных тяжёлых боёв с австрийцами отошла к Люблину и перешла к обороне.

   В декабре 1914 г. В. М. Ткачёв, имея при себе лишь пистолет «Наган», первым среди русских пилотов, атаковал немецкий аэроплан «Альбатрос» и своими действиями заставил противника ретироваться. 

Начальник ХХ КАО В.М.Ткачев
Офицеры ХХ КАО. Рига, ноябрь 1915 г.

   Хорошо воевали и другие летчики ХХ КАО. В.В.Дыбовский 1 января 1915 г. был повышен в звании до старшего лейтенанта «за отличную и ревностную службу». Он был награжден орденом Святого Георгия 4 степени «за то, что 22-24-го июня 1915 г. произвел ряд воздушных разведок в районе г. Красника, занятого неприятелем, и своевременно доставил важные сведения о силе, положении и передвижениях значительных сил неприятеля».

   В составе ХХ КАО воевали: есаул В.М. Ткачев (начальник до 14.03.1916); лейтенант Дыбовский Виктор Владимирович (до сентября 1915), поручики Абронский, Бржезовский Владимир Иванович 1890 гр. (с 29.06.1915, и.д. командира ХХ КАО с 14.03.1916), Головатенко, Журавлев, Пушкарев, прапорщики Федоров, Кособрюхов, Валентин Иванович Гольцшмидт 1894 гр. (с сентября 1915 г), сотники Попов, Чепило, поручик Голембиовский Станислав Иванович (лето 1917), солдаты Косткин, Мороховский.

Летчики ХХ КАО: Федоров, Кособрюхов, В.М.Ткачев, В.И.Бржезовский, В.В.Дыбовский, Журавлев. Карчевице, июнь 1915

   В составе VI КАО воевали: капитан Богдашевский Павел Петрович (командир отряда по 26.08.1915); Пятосин Евгений Степанович (с 8.12.1914, с 26.08 по 24.11.1915 временно исполнял должность начальника отряда); штабс-капитан Стрельников Иван Степанович 1886 гр. (начальник авиаотряда с 24.11.1915 по 26.10.1916); штабс-капитан Каплин Михаил 1888 гр ( с 1.08.1916, командир отряда с 26.10.1916 г.), подпоручик Корвин-Круковский Борис Вячеславович 1895 гр. с августа 1915 г;, унтер –офицер Степан Иванович Морозов (с 24.09.1915)

   Из семи лидских корпусных авиаотрядов только 3-й КАО перешел на сторону большевиков, был переформирован в авиаотряд красных военных лётчиков, с октября 1919 г. наименован 2-м истребительным авиационным дивизионом. Участвовал в гражданской войне. На его базе впоследствии был сформирован 899-й гвардейский штурмовой авиационный Оршанский дважды Краснознаменный ордена Суворова полк имени Ф.Э. Дзержинского.

Судьбы летчиков 4 роты.

   В. М. Ткачев (1885-1965,Краснодар), командир первой истребительной авиагруппы (1916), начальник
Полевого управления авиации и воздухоплавания при Штабе Верховного Главнокомандующего (1917). Первый авиационный генерал (1920), эмигрировал в Югославию, отсидел 10 лет после Второй Мировой войны в лагерях.

   П.П. Богдашевский (1881-1970), с ноября 1915 г. занимался административной и хозяйственной деятельностью, полковник (1919). Эмигрировал в Югославию, после Второй мировой – в Аргентину.

   В.В.Дыбовский (1884-1950, Берн) осенью 1915 г был командирован в Лондон в Русский закупочный комитет, возглавлял отдел приемки авиационного имущества до 1917 г. Капитан 2 ранга (1916). Женился на англичанке. Жил в США.

   Е.С.Пятосин (1887- после 1933) командовал 2-м авиационным дивизионом. Капитан (1917). Вступил в РККА, начальник штаба Управления воздушного флота Западного фронта (1922-24), служил в Управлении ВВС РККА (1926-33).

   Д.А. Макиёнок (1891-1941, Освенцим) штабс-капитан (1917), в 1918 г вступил в Войско Польское, командовал 3-й эскадрильей. В 1929 г. вышел в отставку в звании майора. Погиб в Освенциме.
 
Предоставил материал старший научный сотрудник Лидского музея Сливкин Валерий Васильевич.

Источник:Информационный сайт города Лиды lida.info
 
Категория: Авиация в Беларуси | Добавил: Саша (12.07.2013)
Просмотров: 1519 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 2
1  
Крайняя фотка, это не Лида. Мало ли что написано рукой.В Лиде эллинг был без боковых скатов, а прямой.

2  
чертежи и описания самолета Ньюпор - 4 http://avia-master.com/blog/my_blog/news/1050-nyupor-4.html

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск
Мы ВКонтакте
Минский аэроклуб
Друзья сайта
ПАЛИТРА КРЫЛА - огромный архив профилей авиакамуфляжа Авиационный портал Беларуси
Сайт Авиационной Истории Сайт военной археологии
SkyFlex Interactive - Русский авиамодельный сайт Щучин - город авиаторов
339 ВТАП Авиакатастрофы
Победа Витебск. Витебск в годы Великой Отечественной войны 1941-1944г.г. Ивановский музей военно-транспортной авиации
Беларусские крылья
Наш баннер
Мы будем вам признательны, если вы разместите нашу кнопку у себя на сайте. Если вы хотите обменяться с нами баннерами, пишите в гостевую книгу:

Музей авиационной техники - Боровая

Copyright Музей авиационной техники - Боровая © 2010-2017