Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Меню сайта
Категории раздела
Публикации о музее [18]
Авиация в Беларуси [132]
Морская авиация в Беларуси [3]
Статьи [20]
Литературное творчество пользователей сайта [6]
Мы ВКонтакте
Мы в Контакте
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Друзья сайта
ПАЛИТРА КРЫЛА - огромный архив профилей авиакамуфляжа Авиационный портал Беларуси
Сайт Авиационной Истории Сайт военной археологии
SkyFlex Interactive - Русский авиамодельный сайт Щучин - город авиаторов
339 ВТАП Авиакатастрофы
Победа Витебск. Витебск в годы Великой Отечественной войны 1941-1944г.г. Ивановский музей военно-транспортной авиации
Беларусские крылья
Авиаистория
Главная » Статьи » Авиация в Беларуси

47-я САД: на главном направлении. Часть 1.

Галина Анискевич

47-я САД: на главном направлении

Часть 1.

Автор выражает благодарность Дмитрию Бриштену
за предоставленные материалы из архива его отца
Вячеслава Бриштена.

Заметный вклад в оборонительные бои Красной Армии в июне-июле 1941 года внесли авиаторы 47-й смешанной авиационной дивизии. К сожалению, история дивизии довольно слабо представлена как в исторической, так и в мемуарной литературе, поэтому автору пришлось опираться главным образом на скупые архивные источники фонда 47-й САД, хранящиеся в Центральном архиве Министерства обороны Российской Федерации в городе Подольске.

47-я авиадивизия была сформирована осенью 1940 года в Орловском военном округе как истребительная дивизия. Базировалась на аэродроме Сеща в 40 километрах от Рославля. До 22 июня 1941 года в ее составе был только один 170-й истребительный авиаполк, оснащенный устаревшими самолетами И-16. Полк готовился к получению новейших МиГ-3.

22 июня 1941 года Ставка Верховного Главнокомандования в связи с большими потерями авиации в первый день войны приняла решение о переброске 47-й истребительной авиадивизии на Западный фронт, придав ей дополнительно 8-й, 140-й, 217-й и 218-й бомбардировочные авиаполки. С этого времени дивизия стала именоваться смешанной.

23 июня 47-я САД под командованием полковника Дмитрия Николаевича Травкина (пропал без вести 26.07.1941 г. под Вязьмой, его заменил полковник Олег Викторович Толстиков) прибыла в действующую армию на Оршанский аэроузел. Управление дивизии разместилось на аэродроме Зубово.


Командир 47-й САД полковник Травкин Д.Н.

170-й ИАП (командир майор Мищенко) дислоцировался на аэродроме Орша, однако уже 27 июня 1941 года он был передан в оперативное подчинение 43-й ИАД и перелетел в Могилев.

140-й СБАП (командир полковник И.А. Образков) с аэродрома Сеща перелетел на аэродром Зубово. Полк находился в процессе перевооружения с СБ на новейшие пикирующие бомбардировщики Пе-2. К 22 июня 1941 года имел 30 устаревших бомбардировщиков СБ и 9 новеньких Пе-2, на которые имелось порядка 60 экипажей.

8-й СБАП (командир майор С.Ф. Бузылев) в составе 37 бомбардировщиков СБ перелетел из Сельца на аэродром Пронцевка.

217-й СБАП (командир майор Шишкин), оснащенный самолетами СБ, базировался на аэродроме Дёменка, где и остался. Но уже 27 июня 1941 года он был выведен из подчинения 47-й авиадивизии.

218-й СБАП (командир майор В.П. Храмченко), базировавшийся на аэродроме Гростань (Новозыбков), также был вооружен самолетами СБ в количестве 12 единиц. В составе 47-й САД он находился совсем недолго и почти сразу же после начала войны был передан ВВС 21-й армии.

Таким образом к концу июня 1941 года в составе 47-й САД осталось всего два полка – 140-й и 8-й бомбардировочные, а количество самолетов составляло: 67 СБ и 9 Пе-2. Это, конечно, далеко не та численность, которую имели авиадивизии к 22 июня 1941 года, но тоже силы немалые.  

О том, что представлял собой 140-й СБАП, поступивший в 47-ю авиадивизию из состава 2-й САД, можно получить некоторое представление из воспоминаний его бывшего стрелка-радиста Евгения Петровича Челышева, ныне академика Российской Академии наук.


Е.П. Челышев в годы Великой Отечественной войны

В 1939 году, по окончании средней школы, Евгений Челышев поступил в Московский институт химического машиностроения. Оттуда по приказу наркома обороны был призван с 1-го курса в армию и направлен в лётную школу в военном городке Сеща Орловского военного округа. Летом 1940 года после ее окончания был зачислен стрелком-радистом в 140-й скоростной бомбардировочный полк 2-й смешанной авиационной дивизии, на вооружении которого находились устаревшие самолеты СБ.

Война застала Евгения Челышева в Сеще. По его словам, до последнего мирного дня в полку шло интенсивное освоение новой техники. Устаревшие СБ заменялись пикирующими бомбардировщиками Пе-2. С утра до вечера летчики отрабатывали взлеты и посадки, тренировались в слётанности звеньями и эскадрильями, штурманы и стрелки-радисты опробовали пулеметы ШКАС в стрельбе по конусам, проводились учебные бомбометания, выполнялись задания по радиосвязи...

На рассвете 22 июня их разбудил сигнал тревоги. О том, что эта тревога не учебная, летчики догадались, получив приказ заводить моторы, рассредоточить и замаскировать самолеты ветками деревьев.

 С гордостью и одновременно с горечью молодые авиаторы наблюдали, как над аэродромом, взяв курс на запад, проплывает девятка «пешек». С горечью, потому что весь лётный состав 5-й эскадрильи превратился тогда в «безлошадников» –  летчиков, оставшихся без самолетов. Вместе с техническим составом полка им предстояло догонять «пешки» по железной дороге.

 Эшелон после двух суток блужданий по Беларуси догнал, наконец, полк на аэродроме Болбасово под Оршей. За два дня боев он понес значительные потери. Больно было слышать имена товарищей, не вернувшихся с боевого задания, –  вспоминал Евгений Челышев [18].

Как свидетельствует оперативная сводка № 3 за 24-25 июня 1941 года, свой первый боевой вылет летчики 47-й САД совершили 24 июня 1941 года. Дивизия получила задачу препятствовать продвижению мотомехколонн противника: а) из района Картуз-Береза, б) из района Воложин-Сугвозды. Выполняя поставленную задачу, 140-й СБАП с 17.55 до 18.05 последовательными ударами двух девяток нанес бомбовый удар по колонне танков в районе Грудополь, Миловиды, Ивацевичи, а также разбомбил мост на реке Щара, где скопилось много вражеской техники на переправе. В районе цели бомбардировщики были встречены сильным огнем зенитной артиллерии. В воздухе их атаковали истребители, а СБ 140-го СБАП шли на боевое задание без истребительного прикрытия. В результате для многих авиаторов, не имевших боевого опыта, этот первый в их жизни бой стал последним: во 2-й авиаэскадрилье из 9 самолетов на свой аэродром не вернулись 8. Пропали без вести экипажи старшего политрука Леонида Рудакова, старшего адъютанта эскадрильи капитана Александра Сидоренко, старшего лейтенанта Гавриила Лобанина, младших лейтенантов Виктора Дедикова, Василия Маряшкина, Ивана Халявкина, Ивана Косенко. Но и враг не остался безнаказанным – в воздушном бою стрелки СБ сбили четыре «мессершмитта» [8, л. 2].

Долгие 80 лет судьба не вернувшихся с боевого задания экипажей оставалась неизвестной. И только сейчас благодаря деятельности поискового отряда «Авиапоиск-Брест» удалось пролить свет на судьбу некоторых из них. Осенью 2021 года были подняты из глубин земли фрагменты самолета СБ с пятью не разорвавшимися бомбами и останки стрелка-радиста 140-го сбап младшего сержанта Петра Шмыгова, установить личность которого помог хорошо сохранившийся комсомольский билет.

Документы Центрального архива Министерства обороны Российской федерации позволили установить и экипаж: пилот мл. лейтенант Василий Маряшкин, штурман мл. лейтенант Виктор Коновалов и стрелок-радист мл. сержант Петр Шмыгов. Похоже, что на подлете к цели экипаж вступил в воздушный бой с истребителями противника, был подбит и упал недалеко от деревни Полятичи Кобринского района Брестской области. Вероятно, стрелок погиб в воздушном бою и рухнул вместе с самолетом, а пилот и штурман покинули машину на парашютах, однако их дальнейшая судьба не известна.

Экипаж СБ 140-го СБАП: пилот мл. л-т    Маряшкин В.И., штурман мл. л-т Коновалов В.А., стрелок-радист мл. с-т Шмыгов П.А.

Самолет Виктора Дедикова по свидетельству очевидцев также был подбит в воздушном бою под Кобрином. Пилот Виктор Дедиков, штурман лейтенант Николай Одиноков и стрелок-радист младший сержант Николай Солодухин были похоронены местными жителями деревни Батчи Кобринского района возле самолета.


Лейтенант Одиноков Н.О.

Очевидно, в воздушном бою под Кобрином был сбит и самолет капитана Сидоренко. Штурман экипажа старший лейтенант Борис Балахонов спасся на парашюте, но попал в плен. Судьба остальных членов экипажа не известна.

25 июня 140-й СБАП вылетел на бомбардировки мотомеханизированных колонн в районе Картуз-Березы (ныне город Береза). В период с 12 до 16 часов последовательными ударами двух девяток были атакованы танки и автомашины у станции Михалин, танки и автомотопехота восточнее Картуз-Березы, группа танков в пяти километрах к западу от Картуз-Березы. И снова полк понес большие потери. В результате обстрела зенитной артиллерии 5 самолетов СБ были подбиты и зажжены в районе Барановичей, еще 7 самолетов не возвратились на свой аэродром.

Свой последний боевой вылет совершили экипажи старшего политрука Петра Литвинова и командира звена старшего лейтенанта Бориса Абросимова, при этом сам Абросимов выбросился на парашюте и остался жив, а штурман ст. лейтенант Михаил Бондарчук и стрелок-радист мл. сержант Виктор Дорогин погибли (самолет упал близ деревни Шлях-Пуща Березовского района Брестской области, поднят ПО «Авиапоиск-Брест», погибшие летчики с почестями перезахоронены в братской могиле города Береза). Самолет заместителя командира 3-й эскадрильи старшего лейтенанта Михаила Винникова был сбит немецким истребителем Ме-109 в районе Выгонощанских болот Ивацевичского района, а самолет младшего лейтенанта Анатолия Александрова загорелся от огня немецких зениток в районе Барановичей, штурман экипажа лейтенант Григорий Пикулев спасся на парашюте, приземлился в Коссовском лесу, но 27 июня был захвачен в плен под ст. Лесная (освобожден в 1945 году). Самолет младшего лейтенанта Николая Суворова был атакован истребителями противника в районе деревни Филипповичи Жабинковского района, судьба экипажа не известна.

Ст. л-т Абросимов Б.К.

Ст. л-т Бондарчук М.У.

Ст. л-т Винников М.М. Л-т Пикулев Г.А.

За два дня потери 140-го СБАП составили: сбито огнем зенитной артиллерии 5 СБ, не вернулись на свой аэродром – 15 СБ [8, л. 3].

Сохранившиеся документы весьма наглядно показывают, как легко немецкие истребители, превосходившие в скорости, манёвренности, вооружении и выучке, расправлялись с тихоходными советскими бомбардировщиками, летавшими на боевые задания без прикрытия:

«Донесение
экипажа самолета СБ 140 СБП 47 САД ком. звена ст. лейтенанта Чистякова Ф.Г., штурмана мл. лейтенанта Макарова В.Д., стрелка-радист Боенкова П.И.

25 июня 1941 г.  наша АЭ (авиаэскадрилья) получила боевую задачу бомбить колонну танков в районе Картуз-Береза - ст. Косово. Задача была выполнена полностью. При возвращении на нас напали два звена Ме-109. Первыми были сбиты самолеты первого ведомого звена, после этого начали атаковывать наше левое звено и ведомых ведущего звена. В ведущем звене первым был сбит  ст. политрук Литвинов (один человек из их экипажа выбросился на парашюте), после того мой правый ведомый занял место Литвинова. В это время мой самолет уже был подбит… Мы произвели благополучную посадку в 1 км севернее с. Булы Косовского района. Самолет сгорел. В воздушном бою было сбито 2 фашистских истребителя, один – Макаровым» [8, л. 99].

Как стало известно позже, в экипаже старшего политрука Петра Литвинова удалось спастись лишь стрелку-радисту Петру Савину: приземлившись, он был захвачен в плен, но в концлагере выжил и в 1945 году освобожден по репатриации.

8-й СБАП вступил в боевые действия 25 июня. С 10.45 до 14.20 полк совершил несколько вылетов группами от 5 до 9 самолетов (всего 33 самолета) на атаки мотомехколонн в районе Картуз-Березы. Согласно донесениям летчиков, на станции Коссово и Добино их встретил сильный зенитный огонь, а в районе Картуз-Березы и Коссово они были атакованы немецкими истребителями. В этих воздушных боях полк лишился почти половины своих машин: 3 самолета были сбиты огнем зенитной артиллерии и еще 13 не вернулись на свой аэродром [8, л. 4]. Погибли экипажи заместителя командира полка капитана Филиппа Мирошниченко, заместителя командира эскадрильи капитана Ивана Бобкова, помощника командира эскадрильи капитана Василия Солонинова (штурман ст. лейтенант Иван Румянцев, стрелок-радист ст. сержант Артур Келлер), командиров звеньев лейтенанта Николая Маслова, младшего лейтенанта Михаила Песикова, младшего лейтенанта Михаила Гуца, начальника службы вооружения лейтенанта Андрея Кучерявенко, летчиков лейтенанта Василия Гончарова, лейтенанта Петра Милькена, младшего лейтенанта Алексея Левченко. Экипаж лейтенанта Левченко похоронен в братской могиле в д. Цепра Клецкого района Минской области.  Большинство же авиаторов, не вернувшихся из этого вылета, числятся пропавшими без вести.


Капитан Мирошниченко Ф.К.

Отдельным экипажам удалось покинуть подбитые самолеты на парашютах и вернуться в часть. В их числе экипаж политрука Алексея Ткаченко. В октябре 1942 года отважный политрук был представлен к ордену Красного Знамени. В его наградном листе говорится: «25 июня  1941 года производил бомбометание по танковым колоннам, двигавшимся по Варшавскому шоссе в районе ст. Картуз-Береза, вел девятку, при этом уничтожено было 8 танков и 2 автомашины с солдатами. Был сбит истребителями противника. Самолет загорелся в воздухе. Подал команду экипажу прыгать с парашютами, после выпрыгнул сам. Пробирался к части 15 суток» [13].

Учитывая дальность расстояния (более 400 километров в один конец) бомбардировщики 47-й САД летали с напряжением 1 вылет в день. В результате воздействие советской авиации на противника было незначительным и передовые механизированные части 3-й и 2-й танковых групп продолжали быстрое продвижение на восток. 26 июня, сломив сопротивление советских войск в районе Слонима, Гудериан  правым флангом вышел к Слуцку и захватил его, а танковая группа Гота, имея в первой линии три танковые дивизии, находилась уже в 30 километрах от Минска. По ночам в окрестностях столицы транспортная авиация противника сбрасывала десант в виде небольших групп танков и мотопехоты, которые были призваны совершать диверсии, сеять панику и дезориентировать Красную Армию, действуя по основным автомагистралям, чего, в принципе, немцы и добились. Подписанная наркомом обороны С.К. Тимошенко в 15 часов 30 минут 26 июня директива Ставки Верховного Главнокомандования, адресованная всем авиадивизиям Западного фронта, гласила:

«Мотомехчасти противника двигаются от Минска на Оршу и Могилев. Немедленно вылететь и систематическими, непрерывными налетами днем и ночью уничтожать танки противника, не допуская их переправы через реку Днепр. Бомбить с малых высот 400 м, … не эскадрильями, а целыми полками. Результаты немедленно докладывать…» [17].

Экипаж СБ 8 СБАП: пилот к-н Солонинов В.П., штурман ст. л-н Румянцев И.В., стрелок-радист ст. с-т Келлер А.А.

26 июня 1941 года район действий бомбардировочной авиации Западного фронта и 47-й авиадивизии переместился на Минское направление, где разворачивались ожесточенные бои за столицу Беларуси. Вместе с тем штаб дивизии передислоцировался дальше на восток, на аэродром Боровское (60 км юго-восточнее Смоленска). Результаты боевого дня 47-й авиадивизии представлены в оперативной сводке № 4:

 

«ОПЕРСВОДКА № 4  ШТАБ 47 САД  БОРОВСКАЯ  26.06.41

За период 5.00-20.00  

  1. 26.06.41  части дивизии с 5.00 до 18.00  препятствовали продвижению мотомехвойск противника в направлении Молодечно, Минск, Борисов.
  2. 8 СБП  майора Бузылева с 6.00 до 14.00 препятствовал продвижению: Молодечно, Минск, Борисов; Сморгонь, Молодечно. Потерь нет.

13.50-14.10 – удар по танковой колонне на участке Слобода, Жодино, на дороге Минск, Молодечно. Потерь нет.

3. 140 СБАП   полковника Образкова с 5 до 18 производил вылеты в р-н Молодечно, Минск.

      5.30.-5.40 – двумя группами по 8-9 самолетов с Н=700 м атаковал отдельные группы автотранспорта на дороге Радошковичи, Минск. Потерь нет.

      10.30 группа в составе 9 самолетов Пе-2 с Н=700 м атаковала колонну мотопехоты по дороге Городок, Заславль. Цель поражена.

      16.04 – двумя группами в составе 19 самолетов были нанесены последовательные удары  по танковой группе на дороге Минск, Борисов у ст. Жодино» [8, л.5].

Девятку Пе-2 140-го БАП вел лично командир полка Иван Абрамович Образков. Обнаружив в районе Воложина мотомеханизированную колонну противника, девятка нанесла точный удар по ведущему танку, а затем по колонне. На вражескую технику было сброшено 54 авиабомбы ФАБ-100. Врагу был нанесен ощутимый ущерб. Два танка подбил экипаж полковника Образкова [14].

А вот удары по войскам на дороге Минск-Борисов и у станции Жодино пришлись не по противнику, которого здесь еще не было, а по своим отступающим частям и колоннам беженцев. По воспоминаниям жителей Жодино, которые были уверены, что их бомбят немцы, удар был такой разрушительной силы, что сгорела почти половина села. Железнодорожные пути были разрушены, стоявшие на станции эшелоны с беженцами разгромлены, и в Жодино, и вдоль автомагистрали остались лежать сотни трупов красноармейцев и беженцев. К счастью, уже на следующий день командование Западного фронта обнаружило ошибку и бомбежки своих войск прекратились.

Захватив Слуцк, 27 июня 4-я танковая дивизия вермахта начала наступление на Минск. Передовой отряд немецкой 3-й танковой дивизии, обойдя с севера линию обороны советских войск, вышел к Старым Дорогам. На рубеже реки Птичь дальнейшее продвижение врага было приостановлено атакой 28-го стрелкового корпуса.

Тем временем в районе Бобруйска генерал-майор С.И. Поветкин около 20.00 принял под свое командование сводный отряд из разрозненных красноармейских частей численностью около 3000 человек и принял меры к обороне города.

Однако уже около 21 часа командующий 3-й танковой дивизии генерал-лейтенант В. Модель направил свои части на штурм Бобруйска. В 22 часа при появлении немецких танков все три моста через Березину в районе Бобруйска были взорваны. Советские войска отошли на восточный берег Березины, оставив на западном берегу лишь охранение. Около 4.50 немецкие разведчики подняли флаг над Бобруйской цитаделью. Попытка немецких передовых отрядов переправиться через р. Березина была отбита.

В этот напряженный момент командование 47-й САД получило задачу препятствовать продвижению немецких танков на слуцком направлении. Ранним утром 27 июня четыре самолета 8-го СБАП вылетели на разведку вражеских мехколонн в районе Слуцк-Барановичи. На участке Мацкевичи-Слабутка экипажи обнаружили крупную колонну немецких танков, двигавшуюся по направлению к Слуцку. По приказу командира полка в 10.25 эта же группа вылетела на бомбардировку колонны в район Слабутка-Гончары. Звено 140-го СБАП вылетело в 8.51 на разведку и бомбардировки в районе Слуцк-Тимковичи [8, л.6]. Над Слуцком краснозвездные самолеты были обстреляны зенитной артиллерией. На глазах у товарищей СБ командира эскадрильи майора Немашкаля от прямого попадания зенитного снаряда взорвался в воздухе возле деревни Березовец и рухнул на землю. Погибли штурман младший лейтенант Виктор Иванов и стрелок-радист старший сержант Михаил Чижов. Александру Немашкалю, которого взрывной волной выбросило из самолета, удалось выжить и вернуться в строй. Еще два самолета пропали без вести. Их судьба стала известна много лет спустя благодаря неравнодушным людям заслуженному учителю БССР Михаилу Санько и Ларисе Карасиной. В результате многолетнего поиска удалось установить, что экипаж младшего лейтенанта Катаева был сбит в воздушном бою у деревни Подоресье Стародорожского района и погиб. А лейтенанту Сливко удалось посадить свой подбитый самолет восточнее Бобруйска. Раненый стрелок-радист Леня Локшин был сдан в Рогачевский госпиталь, лейтенант Сливко и штурман младший лейтенант Караваев вернулись в свой полк.


Пикирующий бомбардировщик Пе-2 в полете. Фото 1942 года.

28 июня ожесточенные бои шли уже на подступах к Минску. 44-й стрелковый корпус, израсходовав все боеприпасы и не имея возможности их пополнить, уже не мог более сдерживать натиск противника. Около 17 часов немецкая 20-я танковая дивизия 39-го мотокорпуса со стороны северо-запада ворвалась в Минск. 7-я танковая дивизия вермахта обошла Минск с севера. Продвигавшаяся с юго-запада немецкая 4-я танковая дивизия, взяв Столбцы, прорвалась к Койданово (Дзержинску) и подошла к Минску с юго-запада.

Тем временем передовая 3-я танковая дивизия 24-го мотокорпуса вермахта предпринимала попытки переправиться через реку Березина в районе Бобруйска. В помощь обескровленным наземным частям, защищавшим Бобруйский рубеж, командование Западного фронта «выбросило» в немецкий тыл 214-ю воздушно-десантную бригаду 4-го воздушно-десантного корпуса, имевшую специальную подготовку, а ВВС фронта получили приказ бомбить с воздуха переправы на Березине.  

Как свидетельствует оперативная сводка № 6 штаба 47-й САД за 28 июня 1941 года, дивизия приняла активное участие в сдерживании противника на реке Березина. По заданию командования фронта утром 28 июня пять самолетов 8-го СБАП  вылетели на разведку немецких мотомехколонн в районе Бобруйска, Слуцка, Узды, Осиповичей и  по реке Березине. Полученные сведения разведгруппа должна была оперативно доставить в Могилев командующему Западного фронта. Однако до Могилева группа не долетела, не вернулась она и на свой аэродром, судьба экипажей долгое время была неизвестна [8, л.7].

Спустя много лет удалось установить, что один из бомбардировщиков-разведчиков был сбит южнее Барановичей, летчик – командир эскадрильи капитан Иван Павлов – захвачен в плен и направлен в шталаг № 319. Очевидно, именно этот эпизод описал в своей книге воспоминаний бывший немецкий солдат 5-й танковой бригады 4-й танковой дивизии Ханс Шлауфер (Schlauffer). Описывая поле боя у д. Тальминовичи, он вспоминал: «Перед нами на дороге горели грузовики, подожженные русской авиацией. Наше местоположение снова и снова атакуют русские бомбардировщики, но на этот раз наши истребители были начеку. Прямо над нами они только что подбили бомбардировщик. Два человека выпрыгнули из горящей машины, но раскрылся только один парашют. Летчик с нераскрывшимся парашютом упал около машины-радиостанции, а в нескольких метрах от его падения на землю рухнули и обломки самолета. Мы видели его искаженное ужасом лицо и открытый в жутком крике рот... Медленно паря в воздухе второй парашютист спускался в наше расположение. Летчик пытался стропами направить парашют в другую от нас сторону. Но все его усилия были напрасны, так как в этот день было безветренно. Он приземлился живой и невредимый и, освободившись от парашюта, попытался спастись бегством. Мы догнали его и окружили. Тогда он достал свой пистолет и начал в нас стрелять. Мы направили свое оружие в его сторону и приготовились открыть огонь. Только после этого он сдался. Его лицо было искаженно яростью. Мы забрали у него оружие, так как он намеревался застрелиться. Мы привели его к командиру нашей бригады полковнику Дитриху фон Заукену, так как полковник хорошо говорил на русском. Но хладнокровный русский так и не сказал, откуда он прилетел, и не назвал номер своей части. Но русский был очень удивлен нашему хорошему к нему отношению. После разговора у полковника мы помогли ему похоронить его мертвого товарища» [1]. К сожалению, установить весь экипаж пофамильно не представляется возможным.

Во второй половине дня 28 июня в период с 15 до 18 часов двумя авиаполками 47-я авиадивизия произвела 40 самолето-вылетов на атаку мотомехчастей и уничтожение бобруйских мостов и переправ. В частности:

8-й СБАП с 16.52 до 17.55 группой в составе 10 самолетов СБ атаковал скопление мотомеханизированных войск на юго-восточной окраине Бобруйска. 2 самолета с боевого задания не вернулись;

140-й СБАП с 16.50 до 17.08 тремя группами в составе 15 СБ и 9 Пе-2 атаковал мотомехвойска на северо-восточной окраине Бобруйска. Вылет обошелся без потерь [16, л.8].

Серией методичных бомбардировок ВВС фронта мосты были разрушены и к 19 часам переправа немецких танков приостановилась. Но уже утром следующего дня противник в нескольких местах навел понтонные мосты и начал переправу техники и пехоты. К 20 часам на восточный берег Березины было переправлено до 100 немецких танков.

29 июля штаб Западного фронта издал ряд приказов на нанесение контрударов. Однако все эти приказы остались лишь на бумаге: они либо не доходили до штабов, либо отдавались уже небоеспособным соединениям. Сводный отряд 47-го стрелкового корпуса под командованием Поветкина весь день отбивал попытки немецкой 3-й танковой дивизии переправиться через реку Березину. Генерал-майор С.И. Поветкин писал в своем донесении:

«29.6.41 г. до 11.00 был туман, в связи с чем противник огневой активности не проявлял. Наша артиллерия (третий дивизион 462-го корпусного артиллерийского полка) в течение всего дня вела огонь по противнику в районе Бобруйск.

В 11.30 в районе Шатково переправились четыре танка противника. В районе железнодорожного моста Бобруйск и Доманово также переправился противник неустановленной численности. В это же время подходили к переправе у Шатково до 11 машин с мотопехотой и до 5 танков. Неоднократными атаками обороны (автотракторное училище) переправлявшийся противник в районе железобетонного моста отбрасывался.

В 14.30 29.6.41 г. противник огнем орудий до 2-3 батарей (105- и 150-мм), трех батарей тяжелых минометов во взаимодействии с истребительной и бомбардировочной авиацией в течение 3-4 часов подавлял всю систему нашей обороны и особенно передний край, проходивший по берегу р. Березина восточнее Бобруйск. Несмотря на неоднократные мои запросы о вылете нашей авиации, действий таковой в течение 29.6.41 г. не было. Под воздействием огня противника и беспрерывного действия бомбардировочной и истребительной авиации противника, длившихся в течение 3-4 часов, действия танков противника, просочившихся на наших флангах, – оборона до 18 часов упорно удерживала восточный берег р. Березина в районе Бобруйск и лишь с 18 часов приписной состав 273-го отдельного батальона связи и 246-го отдельного саперного батальона, оборонявший правый фланг по восточному берегу р. Березина, северо-восточной окраине Бобруйск, ввиду отсутствия командного состава, начал отход группами по лесам [в] могилевском направлении…

В 18.30 я лично во главе всего личного состава штаба 47-го стрелкового корпуса повел контратаку вдоль шоссе Рогачев, Бобруйск и восстановил порядки, удержал оборону с остатками собранного и уцелевшего отряда на вверенном мне участке, обеспечив направление шоссе Бобруйск, Рогачев.

В контратаке Управления 47-го стрелкового корпуса я был ранен, убит мой адъютант лейтенант Каменских Павел Васильевич...» [5].


С.И. Поветкин

После захвата противником Минска к концу дня 28 июня 47-я САД, «выходя из-под удара», передислоцировалась с Оршанского аэроузла на восток и разместилась на аэродроме Боровское (60 км юго-восточнее Смоленска) в районе дислокации 42-й дальнебомбардировочной авиадивизии [8, л.7].

А тем временем немецкий 47-й мотокорпус 2-й танковой группы 29 июня вплотную подошел к Минску с юго-запада. Учитывая, что немецкая 29-я мотодивизия оказалась скована боями на восточной границе Белостокского «котла», наступление вели только две танковые дивизии. И так как Минск уже был взят силами 3-й танковой группы, немецкая 18-я танковая дивизия Гудериана направилась сразу к Борисову.

Действия ВВС Западного фронта в этот день из-за низкой облачности и тумана были ограниченными. Авиаполки 47-й САД совершили лишь 9 самолето-вылетов на разведку переправ на реке Березина и подходов к переправам с запада от Бобруйска. И снова понесли потери – с боевого задания не вернулись 2 СБ [8, лл.10-11]. 29 июня 1941 года погиб экипаж командира эскадрильи 140-го сбап капитана Михаила Васильевича Масликова (штурман – флагштурман управления 47 САД майор Поликарп Павлович Новселов, стрелок-радист старшина Николай Александрович Тимофеев).   

30 июня экипажи 47-й САД первую половину дня вели разведку и уничтожение танков в районе станции Смолевичи, в лесах севернее и южнее Смолевичей, где скопилось много вражеских войск и техники. Однако к полудню командование дивизии получило новый приказ командующего Западного фронта, предписывающий:

«Всем соединениям ВВС Западного фронта. Немедленно, всеми силами, эшелонировано, группами уничтожать танки и переправы в районе Бобруйска…» [12, л.30].

Результаты боевого дня 30 июня представлены в оперативной сводке № 11:

 

«ОПЕРСВОДКА № 11   ШТАБ 47 САД,   БОРОВСКОЕ  1.7.41    к 6.00

  1. 140 БАП 30.06.41 уничтожал скопления танков в р-не Смолевичи, препятствовал переправам танков противника из г. Бобруйск через р. Березина…, уничтожал скопления танков в восточной окраине Бобруйск, в лесу западнее Бобруйск; в р-не севернее Смолевичи… ИА и ЗА (истребительная авиация и зенитная артиллерия ) оказали сопротивление в р-не Бобруйск. Огнем ЗА сбит 1 Пе-2 прямым попаданием снаряда.

Огнем Ме-109 сбито 4 самолета, экипажи произвели посадку на своей территории.

3 АЭ  группа 3 СБ капитана Лаврякова  в 8.05 произвела разведку в р-не Смолевичи. Капитан Лавряков подбит ружейно-пулеметным огнем с ж.д. эшелона на участке Копысь-Шклов и вынужденно сел в Дубровно.

Группа 6 СБ ст. лейтенанта Дюжий в 15.00 бомбила северную переправу через Березину у Бобруйска …, в р-не Бобруйск группа была атакована Ме-109; в результате атаки не вернулся 1 экипаж, который … в р-не Бобруйск пошел на Жлобин вдоль шоссе, подбитый огнем ЗА и ИА; второй экипаж произвел посадку на своем аэродроме с бомбами на фюзеляже…, стрелок-радист Буслаев убит.

4 АЭ группа в составе 8 СБ в 13.30 бомбила танки на северной окраине Смолевичи; в 18.30 бомбила северо-западную окраину Бобруйск, южнее Бобруйска была атакована 13 Ме-109. На аэродром не вернулись 4 экипажа:

1 сбит огнем ЗА в р-не Орша;

2 экипажа по наблюдению экипажей группы были подбиты ЗА и ИА в р-не Бобруйска и произвели посадку на свою территорию восточнее Бобруйск;

1 экипаж по наблюдению других сбит над целью в районе Бобруйска.

5 АЭ  в составе 8 Пе-2 производила атаку танков на восточной окраине Бобруйска. Потери – 1 самолет прямым попаданием ЗА сбит.

Полк базируется на аэродроме Боровское. Исправных 10 СБ и 6 Пе-2.

  1. 8 БАП   в течение дня 30.06.41 одним звеном вел разведку в р-не Смолевичи и последовательными ударами трех девяток уничтожал м.м.в. (мотомехвойска – Г.А.) на переправах восточнее Бобруйск, и одной девяткой атаковал группу танков в р-не Смолевичи.

Группа 9 СБ в 15.05 атаковала скопление танков на переправах Бобруйска, в р-не цели атакованы группой 8-10 самолетов Ме-109…, в результате воздушного боя не вернулись 3 СБ, из них:

1 СБ загорелся в р-не цели, с которого выбросился один из экипажа на парашюте…

Группа 7 СБ в 19.57 с Н=3000 м атаковали танки в р-не Бобруйск, на переправе при отходе от цели была атакована ИА; группа, войдя в облачность, рассыпалась; из группы вернулся на свой аэродром 1 СБ, который потерпел аварию… стрелок-радист Низамов легко ранен, по его докладу, он сбил 2 Ме-109.

Второй самолет произвел вынужденную посадку в р-не Песочное, без повреждений.

5 самолетов не возвратились на свой аэродром.

  1. Полк в составе 11 СБ дислоцирован – Боровское» [8, лл.14-15].

 

Всего за день полки произвели 70 самолето-вылетов, из них 23 вылета на разведку и бомбометание в районе Смолевичей, 47 вылетов – на бомбардировку скоплений вражеских войск и техники в районе Бобруйска. Напряжение – 1, четвертая эскадрилья – 2 вылета за день в 140-м СБАП, 1,8 вылета – в 8-м СБАП. И если вылеты в район Смолевичей обошлись без встреч с противником, то в районе Бобруйска экипажи встретили плотный заградительный огонь вражеских зениток и истребителей. В воздушных боях и от обстрела зенитных орудий 140-й СБАП лишился 7 самолетов, в том числе одной «пешки», сбитой с земли прямым попаданием снаряда, 8-й СБАП – 10 самолетов СБ.

4-я авиаэскадрилья 140-го СБАП, сбросив смертоносный груз на технику врага, южнее Бобруйска была атакована 13 Ме-109 из 51-й истребительной эскадры Вернера Мёльдерса. Вступив в неравный бой, эскадрилья лишилась сразу трех бомбардировщиков. Прямым попаданием снаряда был сбит над Бобруйском СБ командира звена старшего лейтенанта Бориса Белова (штурман лейтенант Василий Зазыба, стрелок-радист сержант Андрей Бабешкин), два подбитых самолеты произвели посадку на своей территории восточнее Бобруйска. И еще один самолет был сбит своими же зенитчиками в районе Орши.

В 5-й эскадрилье зенитной артиллерии противника удалось сбить над Бобруйском одну «пешку». 

Не обошелся без встречи с противником и вылет девятки 8-го авиаполка. В 15 часов при отходе от цели эскадрилья была атакована группой до 10 «мессершмиттов». В завязавшемся воздушном бою один СБ сгорел в районе цели, два подбитых самолета пропали без вести.

Еще меньше повезло семерке, вылетевшей на бомбардировки переправ в 19 часов. После воздушного боя на свой аэродром вернулся только один СБ, и тот потерпел аварию при посадке. Один самолет сел на вынужденную в районе Песочное, 5 машин не вернулись.  

За неделю боевых действий 47-я САД потеряла более половины самолетов и личного состава. На 1 июля 1941 года состояние дивизии было следующим:

140 СБАП     исправных  10   СБ,         6   Пе-2;

   8 СБАП                         11   СБ.

Всего 27 самолетов: 21 устаревший бомбардировщик СБ и 6 новейших «пешек». С такими силами много не навоюешь. Однако дивизия продолжала воевать, компенсируя недостаток матчасти интенсивностью боевых действий.

Между тем Гитлер, обеспокоенный слишком глубокой танковой операцией группы армий «Центр», указал на Бобруйск как рубеж, на который необходимо выдвинуть лишь охранение. «Однако, – записал Гальдер в своем дневнике еще 29 июня, – на деле Гудериан – и это вполне правильно с оперативной точки зрения – наступает двумя танковыми дивизиями (3-й и 4-й) на Бобруйск и ведет разведку в направлении Днепра явно не для того, чтобы наблюдать за районом Бобруйска, а для того, чтобы форсировать Днепр, если для этого представится возможность. Если он этого не сделает, он допустит большую ошибку. Я надеюсь, что еще сегодня он овладеет мостами через Днепр у Рогачева и Могилева и тем самым откроет дорогу на Смоленск и Москву. Только таким образом удастся сразу обойти укрепленное русскими дефиле между Днепром и Западной Двиной и отрезать расположенным там войскам противника пути отхода на Москву…» [3].

47-я САД: на главном направлении. Часть 2.

 

Категория: Авиация в Беларуси | Добавил: Саша (18.12.2021)
Просмотров: 48 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright Белорусский авиадневник © 2010-2022