Понедельник, 11.12.2017, 12:31
Музей авиационной техники-Боровая
 
Главная | Трагедия 11-й сад - часть 3 | Регистрация | Вход
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 1
Пользователей: 1
Саша
Форма входа
Авиаистория
Помощь проекту
Если Вам нравится наш проект и Вы готовы оказать нам материальную помощь, то Вы можете перечислить абсолютно любую сумму на наши кошельки

Номера счетов

 
ТРАГЕДИЯ 11-й СМЕШАННОЙ АВИАЦИОННОЙ ДИВИЗИИ
(Часть 3)

С. Долгушин. "После штурмовки в Лиде мы полетели в Черлену, полк же там. Но откровенно скажу: "женатики" (у которых жены были в Лиде), пошли к женам, а мы, холостяки, полетели. Я сейчас не помню, сколько (нас было). Прилетели мы и сели в Черлене, где стояли И-153 127-го истребительного авиаполка, вооруженные только пулеметами ШКАС. А у нас эскадрилья кроме 2-х пулеметов была вооружена еще двумя пушками ШВАК. А в Черлене для пушек снарядов то нет. Да и перезаряжать некому, так как техники добирались с Нового Двора своим ходом, и к тому времени были еще в пути. Местные техники, чем могли, помогали нам, но, в основном, летчики сами все делали: и машины заправляли, и пулеметы перезаряжали, и двигатели вручную сами запускали, техсостава то нет. Боеприпасы для ШКАСов (пулеметов) есть, но они все в консервационной смазке типа тавот, что их даже бензин, и тот не брал. И снять эту смазку можно было только в кипятке. Ну, в общем, начали работать

... Полетели в Гродно прикрыть отход наших войск через мосты. Наши войска переходили мосты, а немцы ходили на них девятками Ю-88 в начале без прикрытия, а потом - под прикрытием истребителей. Мы их встречали и старались "расколоть" их боевой порядок. И так до вечера. Вот там, над мостами, я и сбил свой первый бомбардировщик "Ю-88". Пока мы "бились" 22-го - мосты в Гродно были "живые" и войска переходили (по ним). Мы не дали мосты взорвать. Мы видели, как наши войска переходят по этим мостам - отходят на правый берег Немана.

Смеркалось, наступала ночь. Поступила команда: "перелететь в Лиду". Затемно самолеты, которые остались от двух полков, прилетели в Лиду. Летное поле изрыто. Осталась узкая полоса, на которую и днем ​​то сесть особенно негде. А тут половине летчиков ночью впервые в жизни пришлось садиться, включая меня самого. Так вот, довоенная подготовка летчиков была такой сильной, что при посадке ни одной машины не поломали! На аэродроме собралось более 100 машин: "И-16" с 122-го истребительного авиационного полка и И-153 с 127-го истребительного авиационного полка. Летчики все уставшие, целый день ничего не ели, ну и моральное состояние, сами понимаете ... Пошли кушать. А теперь ответ тем, кто говорит, что у нас были неподготовленные летчики. Полк потерял (22.06.) машин 5 или 6. А более 60 машин в полку были еще живы! И летчики живы! Тогда прожекторы не такие были как сейчас, когда все видно, а тогда стояли 4 лампы ватт по 500, 1000 или 1500, коробчатые, и рифленое стекло на них, чуть-чуть подсвечивают. Мы сели в Лиде без техсостава, без ничего! Машины пустые, боекомплект пуст, аккумуляторы сели. Мы уже еле ноги таскаем - каждый сделал по 5-6 вылетов. Бензин есть, но он в цистернах под землей. Достать - нечем, даже альвееров нет. А канистрами и ведрами попробуй в самолет 300 кг залить. И ни одного заправщика - все осталось на аэродроме в Новом Дворе и в Черлене. Наземный персонал обоих полков отстал, и заправлять нечем - ни леек, ничего. Вот и попробуй: из-под земли достань, принеси к самолету, тем более, что летный состав вымотан так, что ни руки, ни ноги не действуют. В 127-ом было такое же явление. От 16 сбап ничего не осталось. Ночевали на аэродроме в подвале своей же гостинице, где мы до этого жили. (Http://www.soldat.ru/forum/forum. Html? Page = 1 & id = 3600 & referer_query = page% 3D1).

По Долгушину, 122 иап 22 июня потерял 5-6 самолетов (не уточнил где: на земле или в воздухе). 127 иап в этот же день потерял максимум 8 самолетов в воздухе, на земле их почти не били. То есть, до 23 часов 22 июня в обоих полках насчитывалось более 120 истребителей.

"Авиация противника в течение ночи на 23 июня 1941 года неоднократно бомбардировали ст. Гавья, Лида, Барановичи ... Особенно усиленной бомбардировке подверглась Лида ". (Сборник боевых документов Великаой Отечественной войны. Выпуск тридцать пятый М., 1953, стр. 29).

"Рано утром, 23 июня, когда было темно, нас подняли по тревоге. Прибежали на аэродром, а самолёты то пустые, без боекомплекта. В очередной раз были повторены старые ошибки: самолеты не были правильно замаскированы и рассредоточены, не было противовоздушной обороны. Есть топливо, но нет заправщика, боеприпасы есть, но они все в тавоте - консервационной смазке, которую можно снять бензином или лучше почти кипящей водой. И два полка были разгромлены! При штурмовке утром 23 июня немцы уничтожили половину того, что осталось до конца первого дня войны. Оставшимся пилотам приказали сесть в автомашины и через Минск - на Москву "(http://www.soldat.ru/forum/forum.html?page=1&id=3600 & referer_query = page% 3D1).

В. Бардов со слов Долгушина: "Четверо летчиков ... решили спасти 4 самолета и предприняли попытку перегнать их в тыл. Взлетели. Один заблудился на И-153 и совершил вынужденную посадку, а Сергей Макаров, Николай Боровой и еще один летчик сели в Борисове, на аэродроме которого сидела дивизия того самого Захарова, который летал перед самой войной на разведку вдоль границы. Там трое летчиков заправились и перелетели в Оршу, где и встретили Кравченко - будущего командира дивизии "(http://forum.sukhoi.ru/showthread.php?t=44943).

К сожалению, мало выявлено сведений о налете вражеской авиации на Лидский аэродром утром 23 июня. Сохранилось скупая фраза бывшего командира 2-го пушечного расчета 7-й бригады ПВО Якушина Якова Семеновича: "... особенно памятный мне бой с более 50 фашистскими самолетами, налетевшими на город и аэродром 23 июня. Тогда мы сбили нескольких вражеских стервятников "(ЛГММ" Якушина Я.С. ").

Красильникова Л.И.: "22 июня аэродром немцы не бомбили. Весь город и аэродром бомбили в понедельник "(ЛГММ" Красильниковой Л.И "). Немецкие самолеты штурмовали Лидский аэродром на рассвете 23 июня. Кроме того, что немецкое командование до 22 июня имело все сведения о Лидском аэродроме, дополнить их мог и немецкий десант, высадившийся днем 22 июня. Как вытекает из "Боевого донесения штаба Западного фронта М 007/оп до 18 часов 22 июня 1941 года" О ходе боевых действий войск фронта. Серия Г ":
- "Нача. Предположительно с 10 часов 52 минут из 20 самолетов спустилась до 400-500 парашютистов;
- 17 часов 45 минут. Радунь. С 17-ти самолетов спустилось 300-500 парашютистов. Военно-воздушные силы противника в период 4 часа - 6 часов 30 минут группами бомбили Гродно, Лиду, Белосток, Цехановец, Винница, Бельск-Подляска ... В течение дня 22 июня 1941 года Гродно, Лида подвергались методической обработке через каждые 5-10 минут, главным образом аэродромы "(Сборник боевых документов Великой Отечественной войны. Выпуск тридцать пятый М., 1953, стр. 17).

"Особенно усиленной бомбардировке подверглась Лида." (Там же, стр.29).

Лыско П.И. - Начальник отделения Лидского горотдела НКВД: "Два дня мы ликвидировали десантные группы, которые выбрасывались фашистами на территорию Лиды и смежных районов" (ЛГММ "Лыско П.И.").

Но путь к Минску пилотам 122 и 127 полков оказался также тяжелым. По словам С. Долгушина, рано утром летчики двух полков, оставшиеся в живых выехали из Лиды на Минск. Вероятно, доехав до ближайшего леса, остановились и стали ждать ночи. По шоссе ехать было опасно: немецкие самолеты периодически летали над шоссейными дорогами и весь транспорт, двигавшийся по ним, обстреливали. В фонде 24.1 Лидского историко-художественного музея имеются воспоминания начальника штаба 24-й Самаро-Ульяновской дивизии С.Д. Подорванова: "Где-то за полночь с 23 на 24 июня рядом с нашей стоянкой (24 сд двигалась из Воложина на Юратишки, не имея никакой связи со штабом фронта) остановились 2 или 3 грузовые автомашины. Машины были груженые различным имуществом, насколько это можно было рассмотреть в темноте. Кроме военных, на машинах сидели женщины с детьми. Оказалось, что это едут из Лиды в Минск остатки штаба смешанной авиационной дивизии. Той самой авиадивизии, с которой мы в мае проводили совместные занятия, и которая так лихо пикировала своими новыми "Пе-2" на наши полки. Возглавлял эту группу ... Гордиенко. И вот, что он мне рассказал в ту темную июньскую ночь: "Позавчера, в воскресенье, на рассвете неожиданно для нас налетела немецкая авиация на все аэродромы почти одновременно и начали бомбить и с горизонтального полета, и с пикирования. Все были подняты по тревоге. Погибло много людей: командир дивизии, его зам. по политчасти и начальник штаба ... Гордиенко сказал: "Хочу, пока темно, проскочить до Молодечно".

С. Долгушин: "Командир полка Николаев вместе с нами находился. Вместе ехали в Москву, из Москвы - в Рязань. И только в Монина разошлись. Он с полком с двумя эскадрильями пошел под Белый, а мы отдельной эскадрильей во главе с Семеновым пошли к западу от Гжатска). И я уверен, что там (в Лиде) 50 процентов самолетов, а то и больше, «живых» осталось. Вот так и остановилась существование обоих полков! До 23 июня мы воевали и могли воевать. И только 23-го мы оказались с пустыми баками ... Всю дорогу не покидала мысль: "Нас предали!" Если бы 23-го полк "не потерял" всю материальную часть, мы бились бы на этих машинах ... Первый гвардейский истребительный полк, который под Москвой получил это почетное звание, "бился" на "И-15", "И-153" и на "И-16". И сбивали, и штурмовали. Тем более под Москвой подняли антиквариат: "И-5", "И-6", на которых стояли 22-е моторы, работающие на касторке. При должном подходе руководства страны к обороне мы могли воевать на тех же машинах, которые были брошены в Лиде. Когда 23-го отходили (из г. Лиды), на краю авиагородка, также, как и в Новом Дворе, был магазин, и с чердака этого магазина "били" диверсанты по нашим женам, детям и по тем, кто там был - строчили из пулемета. Мы все уехали на машинах, военных то не осталось, только жены и дети. Часть их потом эвакуировали. Я не знаю подробности, но знаю, что увезли. Железная дорога подходила к самому городку. У заместителя командира эскадрильи Гужина 20 июня жена родила в Лиде, знаю, что ее успели эвакуировать. (http://www.soldat. ru / forum / forum.html? page = 1 & id = 3600 & referer_query = page% 3D1).

"К концу 22 июня, несмотря на принятые энергичные меры, Генштаб так и не смог получить от штабов фронтов, армий и ВВС точных данных о наших войсках и противнике", - признает начальник Генерального штаба Г.К. Жуков («Воспоминания и размышления, М., 1970, стр.240).

127 ИАП

Как разворачивались события в 127 иап, входившем в состав 11-й смешанной авиационной дивизии?

Командир полка Гордиенко Андрей Васильевич, назначенный на должность приказом НКО № 098 от 9.01.1941 (ЦАМО, ф. 20054-а, воп. 2, дело. 1, л. 35).

По словам заместителя командира по политчасти Проскурина А.П., (maito: almer / tut.by), базовый аэродром полка - город Скидель. На вооружении "И-153". В полку было 4 эскадрильи. В июне часть была выведена на полевой аэродром Лесище (на восток от Скиделя). 22.06.1941 оперативный дежурный по телефону доложил, что получено сообщение о бомбардировке немецкими самолетами г. Гродно. Дежурное звено (И.Е. Комаров, А.Н. Данилин, К.М. Трещев) вылетела в район Гродно на разведку. (ЦАМО РФ, ф.127 зап, воп. 299453, дело. 1, 1.3).

"Не провокация ли это", - подумал командир полка Гордиенко. Даже когда дежурное звено вернулось и подтвердило данные о боевых действиях на границе, подполковник Гордиенко все еще сомневался, что началась война.

Получив задание на боевой вылет для прикрытия города от вражеских налетов, один из летчиков 1-й эскадрильи спросил Гордиенко: "Сбивать или не сбивать немецкие самолеты?" Командир полка дал неопределенный ответ: "Думать на месте надо".

Начальник штаба полка майор И.С. Клемет, который стоял рядом, произнес: "Там будет поздно думать. Их надо сбивать до подхода к Гродно». И, обратившись к врачу, добавил: "Доктор, действуйте по плану, скоро могут быть раненые!".

Из-за неоправданной секретности многие командиры полков не знали в полном объеме задач дивизии по плану прикрытия границы. Такой подход порождал пассивность, неоправданные ожидания в боевой обстановке приказов "сверху", в то время, когда требовались активные и решительные действия. Слова Гордиенко: "Думать на месте надо" как раз об этом и говорят. К тому же, Гордиенко наверняка знал о поступке Николая Белогуба. В этом отношении больше повезло командиру 122 иап, за него приказ о перебазировании части самолетов на запасной аэродром отдал инспектор ВВС Якушин М.Н. "

Проскурин вспоминает дальше: "Первый воздушный бой провела пятерка истребителей, возглавляемая политруком А. С. Даниловым. К северу от Гродно летчики заметили три вражеских бомбардировщика, и пошли в лобовую атаку. Два гитлеровца, не выдержав натиска, со снижением стали уходить, но ведущий "Юнкерс" продолжал полет. С третьей атаки его уничтожил А.С. Данилов, а С.С. Дерюгин, И.Ф. Дружков, С.А. Гарин и К.М. Трещев уничтожили уходившие самолеты.

Варакин Р.И., Жуковский С.Е., Артемов А.А. также доложили о новых победах, хотя Варакин Р.И получил тяжелое ранение, но сумел приземлиться на своем аэродроме. "( ЦАМО РФ. Ф.11 зад, воп.17880, спр.3. аркарк. 2-3).

Возглавляемая А.С. Даниловым восьмерка истребителей рассеяла группу вражеских самолетов над Гродно, к западу от Гродно Данилов сбил второй самолет за утро на окраине д. Крапивна.

Возвращаясь в зону патрулирования, летчики увидели, что около 40 фашистских самолетов готовятся штурмовать аэродром Черлена, на котором базировался 16 сбап. Но с востока до Черлены направлялись две эскадрильи 127изап. Поднятые по тревоге в 10.10 часов, они с ходу врезались во вражескую группу. Схватка продолжалась свыше 30 минут. С обеих сторон участвовало до 70 самолетов. Советские авиаторы сбили 4 самолета, но и сами потеряли 5 истребителей. (3 летчика в разное время добрались до своих, в т.ч. Данилов А.С., который совершил таран и позже всех вернулся к своим, а двое - лейтенанты П.А. Кузьмин и Н.Н. Михайлов - погибли (ЦАМО РФ, ф.127 зап, воп. 673501, спр.2, л. 63).

Во второй половине дня определилась группа летчиков, возглавляемая лейтенантом С.Е. Жуковским, вылетев в район Скиделя и Гродно для прикрытия наземных войск. В скоротечном бою С.Е. Жуковский и мл. лейтенант Б.А. Фокин сбили по одному самолету каждый, а третий самолет противника стал жертвой всей группы. В фюзеляже и плоскостях машины Фокина насчитали 20 пробоин.

Командир эскадрильи И.М. Дроздов совершил пять боевых вылетов и сбил 2 самолета. Девять раз поднимался в воздух А.А. Артемов, и уничтожил 3 вражеские машины.

На глазах у личного состава полка, который наблюдал бой с земли, совершил подвиг командир звена лейтенант М. П. Ерошин. Он прямо с взлета пошел в лобовую атаку. Немецкий летчик на МЕ-109 имел явное преимущество в скорости и маневренности, мог без труда сбить взлетевший самолет. Однако Ерошин не дрогнул и не свернул с курса. При сближении одновременно прозвучали две длинные пулеметные очереди. Ценой своей жизни советский летчик сбил фашистского стервятник. Товарищи похоронили лейтенанта М. П. Ерошина рядом с аэродромом (maito: almer / tut.by) ...

Командование полка придало большое значение маскировке. Рано утром после тревоги техники и механики рассредоточили материальную часть и оборудовали стоянки самолетов на окраине большого леса. Этими работами руководил коммунист инженер-капитан В. С. Кубарев. Летчики получили приказ применять тактические приемы маскировки аэродрома. Возвращаясь с заданий, они подходили к базе на бреющем полете. После посадки самолеты сразу же скрывались. При взлете нужная высота набиралась не сразу, а после выхода на малой высоте из района аэродрома. Только после 19 часов противник обнаружил аэродром, и вскоре около 30 бомбардировщиков Ю-87 в сопровождении истребителей МЕ-109 прилетели на его штурмовку. Завязался воздушный бой. В этой схватке потери были с обеих сторон.

По Проскурину А.П, после отражения налета майор П. А. Богданов, который вступил в командование полком (подполковника Л. В. Гордиенко назначили командиром 11-й смешанной авиационной дивизии вместо погибшего в первой половине дня полковника Ганичава) приказал эскадрильям перебазироваться на аэродромы Щучин, Желудок и Новогрудок. Перелет осуществлялся поздно вечером, почти в темноте, но все летчики благополучно приземлились на новые пункты базирования.

А здесь вот и начинается, по-моему, хитрость заместителя командира по политчасти Проскурина А.П., который говорит, что командир полка майор Богданов П.А., который заступил на пост, приказал эскадрильям перебазироваться на аэродромы Щучин, Желудок и Новогрудок, не уточняя, кто, в каком количестве и где сел. С. Долгушин вспоминает: «... Ночь. Затемно самолеты, находившиеся на аэродроме Черлена, оставшиеся от двух полков, сели на аэродроме в Лиде. Наш полк сел и 127 иап сел, при этом ни одной машины не поломали ... "

Как же было в действительности? Если о событиях первого дня войны в 122 иап С. Долгушин рассказывает, вспоминая и положительное, и негатив, то воспоминания личного состава 127 иап заканчиваются событиями вечера 22 июня. В лучшем случае пишут, что разлетелись по разным аэродромах, или вообще ничего не пишут. Воспоминания К. Трещева: "На наш полк легла основная нагрузка по отражению налетов вражеской авиации на Гродненском направлении. Вылеты шли один за другим. Летчики не покидали кабины самолетов даже во время заправки самолетов топливом. Нас даже кормили в кабинах". К сожалению, автор не упоминает тех, кто обеспечивал боевые вылеты - работников наземных служб. Автор заканчивает: "Мы успешно выполнили свою задачу. Мост через р. Неман фашисты не уничтожили. На своих устаревших моделях самолетов мы наносили врагу довольно значительный урон. К концу дня мы выглядели очень усталыми и постаревшим". (Память. Гродненский район. Мн., 1993, стар.132-133).

Между тем, немцы и не собирались уничтожать мосты через реку Неман, ширина которой около 100 м, так как они должны были воспользоваться мостами, чтобы перебраться со своей тяжелой техникой и артиллерией на восточный берег Немана.

И все! Куда они делись (127иап), после того, как "успешно выполнили свою задачу", где и сколько самолетов осталось в полку - молчок!

Если учесть, что примерно в 19.00 часов противник обнаружил стоянку 127-го иап, после чего завязался бой с потерями с обеих сторон, где же находился полк с 20 до 23 часов? По Проскурину, перелет полка осуществлялся поздно вечером 22 июня (когда самый длинный день в году), почти в темноте на аэродромы Щучин, Желудок, Новогрудок. Учитывая, что командовал 11 сад подполковник Гордиенко А.В. вместо погибшего в Лиде Ганичава, вряд ли он мог допустить, чтобы его детище - 127 иап, мог полететь в Щучин, Желудок, Новогрудок (где велось строительство аэродромов). Скорее всего, надо согласиться с С. Долгушиным, что 122-й и 127-ой истребительные полки вечером 22 июня сели все-таки в Лиде. Долгушин утверждает, что вечером в Лиде села более ста самолетов. Почему замполит Проскурин А.П. и генерал Трещев К.М. со 127 иап умалчивают ночлег в Лиде в ночь с 22 на 23 июня? Даже спустя 60 лет после тех трагических событий, трудно признаться, что утром 23 июня было бегство из Лиды в Минск, а оттуда - в Москву. По Долгушину, "после штурмовки аэродрома в Лиде рано утром 23 июня оставшимся пилотам приказали сесть в автомашины ...". Была ли паника среди летчиков, кто приказал отбыть из Лиды в Минск, был ли это организованный отход на переформирование, или это было бегство? Ответа пока нет.

По С. Долгушину, утром 23 июня немцы в Лиде уничтожили половину самолетов, оставшихся до конца первого дня войны. Когда вечером 22 июня было более 100 самолетов, то 50 самолетов остались "живы" после утренней штурмовки 23 июня. Вот поэтому, очевидно, и не хотят ветераны 127 иап признать, что они в Лиде бросили вместе с 122 иап около 50 "живых" самолетов. Да и в Москве, надо полагать, не самый лучший прием ожидал летчиков 122 и 127 истребительных полков. Вот поэтому и молчат ветераны 127 иап.

Трещев К.М. в воспоминаниях пишет: "В моем архиве хранится пожелтевший от времени номер газеты" Красная звезда "от 9 июля 1941 года. На первой странице опубликован Указ о награждении авиаторов, отличившихся в первый день войны в боях за Родину. Среди них 9 летчиков нашего полка : Андрей Данилов, Сергей Дерюгин, Иван Дроздов - награждены высшими наградами Родины - орденами Ленина; Сергей Жуковский, Р. Варакин, Алексей Артеменко, Николай Ерошин - орденами Красного Знамени; Илья Шустов и Олег Сенчугов - орденами Красной Звезды. В смертельной схватке с заклятым врагом в первый день войны мы потеряли таких выдающихся летчиков, как Петр Кузьмин, Михаил Разумцев, Николай Ерошин, Михаил Филиппов, Алексей Михайлов, Николай Сушкин, Александр Почин, Иван Марков, Алексей Пецкун и Анатолий Грибакин ... " (Память. Гродненский район. Мн., 1993, стр.132-133).

Известно, что 7 летчиков: Р. Варакин, А. Грибакин, И. Марков, Н. Михайлов, М. Разумцев, Н. Сушкин, М. Филиппов погибли на земле без самолетов во время бомбардировки аэродрома Лесишче, но при каких обстоятельствах, К.Трещев в воспоминаниях не указывает, называя их только «отличными летчиками".

16-й СКОРОСТНОЙ БОМБАРДИРОВОЧНЫЙ ПОЛК
О 16-ом скоростном бомбардировочном полку (сбап) сохранились очень скупые сведения. Полк участвовал в советско-финляндской войне 1939-1940 гг. Дислоцировался в Ржеве. В августе 1940 полк вошел в состав 11 сад и базировался в Желудке.

Главным управлением ВВС на 16 сбап возлагались большие надежды. По первоначальным планам перевооружение на первые пикирующие бомбардировщики должно было состояться в 16 сбап в 1940 году. В действительности получилось так, что первые серийные самолеты получили 95 сбап (Московский военный округ) и 48 ббап (Киевский военный округ). Третьим полком в ВВС, получившим новые пикирующие бомбардировщики, был 16 сбап, который базировался в Желудке.

2-3 мая 1941 года полк передислоцировался с аэродрома Желудок на полевой аэродром в Черлена, где завершал переучивание на "Пе-2". До 22.06.41 г. полк имел на вооружении 24 скоростные бомбардировщики «СБ», в том числе один неисправный, и 37 новейших "Пе-2".

Оценка нового самолета летно-техническим составом частей ВВС вначале была очень настороженной. "Машина слишком сложная в технике пилотирования, особенно на взлете и посадке, - отмечал командир 95 сбап полковник А.С. Мялов, - эксплуатация самолетов требует летчиков выше средней квалификации, рядовой летчик овладевает машиной с трудом". Тем не менее, "Пе-2" являлся передовым самолетом. Он представлял собой яркий пример нового поколения бомбардировщиков 40-х годов. "Пе-2" превосходил по скорости на всех высотах "СБ" любой модификации, как минимум, на 60 км / ч (http://pe2.petlyakov-bomber.by.ru/texts/04.html).

16 сбап - один из полков ВВС Западного фронта, самолеты которого, к сожалению, в первое утро войны были уничтожены на земле. По идеологическим соображениям об этой трагедии в открытой печати сведений нет. Как это произошло, кому надо, тот знал. Во всей открытой исторической литературе события в 16 сбап описываются так: командир эскадрильи 16-го скоростного бомбардировочного авиационного полка Протасов Анатолий Сергеевич 22 июня 1941 года в 9.50 по приказу командира Скворцова А.А. вылетел с аэродрома Черлена (45 км к юго-западу от г.Лида) в составе звена СБ на разведку. Едва наши самолеты сделали круг над аэродромом, как показалась 6 девяток тяжелых истребителей «Ме-110", которые шли на высоте 300 м на штурмовку аэродрома. Протасов направил свой бомбардировщик на ведущего первой девятки и сам погиб при таране. Вместе с ним погибли члены экипажа: штурман лейтенант Ярулин А.К. и стрелок-радист сержант Бессарабов.

Как вытекает из документов ЦАМО, старший лейтенант Синалобов на новейшем "Пе-2" поднялся в воздух и погиб в бою с истребителями противника. (ЦАМО. Архивная работа А. Валяева-Зайцева).

По официальной версии, в первый день войны в результате налета немецких бомбардировщиков на аэродром Черлена на земле были уничтожены 12 "Пе-2" и 14 "СБ". А куда делись 25 "Пе-2" и 10 СБ?

В какой-то мере проясняет события воспоминание Аси Борисовны Федоровой, которая работала в военторге в 16 сбап: "Летом 1940 на аэродром в Желудке сели первые самолеты, вероятно СБ. Комиссаром полка был Двинский. В конце апреля 1941 года на аэродром пригнали около 200 "зеков " из Калуги. 2-3 мая 1941 г. полк перелетел на аэродром в Черлена. В это время на аэродроме началось строительство полосы. Первый налет совершен примерно в 4 часа, второй - в 8 утра. После второго налета самолетов, пригодных к полетам, не осталось. С аэродрома удалось подняться одному самолету (не ясно, "СБ" или "Пе-2") под управлением Самарина, которому удалось сесть под Минском. В результате налетов остались только 2 "Пе-2" (не ясно, пригодные ли к полетам). Кроме того, возможно, пытались подняться еще 5-6 самолетов. Погибших, кроме экипажа Протасова, ​​не было. Раненые и контуженные были. Убитых, во всяком случае, летчиков - нет. Объясняется тем, что первый налет был совершен на стоянки самолетов, а потом - на палаточный городок, который к этому времени успели побросать и скрыться в лесу. 23 или 24 июня, эвакуируясь на полуторке, за Новогрудком увидели группу немецких самолетов, один из которых дымил. Из него выскочили 2 летчика. Их пленили и сдали в комендатуру. Задержание проводили лейтенант и 4 красноармейца, которые ехали в машине ". (Http://edu.grsu. By / rubon / forum / viewtopic. Php? T = 14).

Согласно вышеуказанного политдонесения 11сад из Лиды в Минск 22 июня, отправленного в 14.50, в небе над Черлена с 3.30 до 12.00 проходил бой, но это был бой, в основном, пилотов 122-го и 127-го полков с немецкой авиацией: ". .. в 9.50 37 самолетов противника совершили налет на аэродром Черлена. Скоростные бомбардировщики полка горят. Подробности и потери неизвестны. Пилоты 127 иап с 3.30 до 12.00 сделали 8 боевых вылетов в район Черлена-Гродно. Потери - один политрук. В 10.45 бой в районе Черлена-Гродно с 27-30 самолетами противника. Сбитых нет ". (http://www.soldat.ru/forum/forum.html?page=1&id=3600 & referer_query = page% 3D1).

Известно, что в ночь с 21 на 22 июня 1941 года три летчика 16 сбап: старшие лейтенанты Ворончихин М. Е., Фадеев И.И. и лейтенант Павлов Ф.А. с сержантами Борисовым П.Д. и Соколовым В.А. сели в поезд Белосток-Ленинград, вероятно, на ж. станции Мосты и направились на восток. Куда, в командировку, отпуск? Пока не известно. Известно лишь то, что доехали они только до г. Лиды, где погибли рано утром 22 июня при бомбардировке поезда (ЦАМО, архивная работа А. Валяева-Зайцева).

Откликнулся потомок летчика 16 сбап - Сальников Георгий Георгиевич (Канада) - сын Сальникова Георгия Ивановича, стрелка-радиста 16 сбап. "Мой отец находился на лагерном аэродроме Черлена в момент штурмовки немцами 22 июня 1941 года. Где-то в 1952-1953 г.г. отец рассказал мне, мальчишке, трагическую историю начала войны. Рассказал, как за сутки до начала войны с бомбардировщиков было снято пулеметно -пушечное вооружение. На его глазах командир эскадрильи Протасов взлетел и пошел на таран ... Где-то в 10-11 утра нашли брошенную полуторку, отец вытер мокрый трамплёр и завел ее. На ней человек 20-25 с 16-го полка добрались до Лиды. При них было знамя полка и штабные документы ... Их всех арестовали, но вскоре выпустили ... ". (Http://gspo.ru/index.php?s=76a0f1b4898c3188a1ff0533a 036643d & showtopic = 635 & st = 120).

С. Долгушин считает, что 16 сбап полностью "накрыли в Черлене", и в Лиде их 22-го и утром 23-го июня не было "(http://www.soldat.ru/forum/forum. Html? Page = 1 & id = 3600 & referer_query = page% 3D1). По воспоминаниям А. Д. Федоровой выходит, что летный состав 16 сбап ехал на восток через Новогрудок на 2-й или 3-й день войны, а не через Лиду.

Основная сила удара гитлеровской авиации пришлась на дивизии первого эшелона армейской авиации. Даже по истечении 60 лет подлинные причины трагедии покрыты мраком.

Официальная статистика потерь ВВС Западного фронта в первый день войны: 528 самолетов погибли на аэродромах, 133 были сбиты вражескими истребителями, 18 - зенитками, 53 - не вернулись с боевого задания по невыясненным причинам. Кроме того, в катастрофе разбился 1 самолет, 2 пострадали в аварии и 3 совершили вынужденные посадки. Вместе потери составили 738 самолетов, или почти половину численности ВВС фронта (ЦАМО. ф.35, воп. 3802, дело. 19, л. 70).

11, 9, и 10 сад Западного фронта 22.06.1942 были полностью разгромлены. Три дивизии потеряли 654 самолета, что составляло 80 процентов от первоначального числа самолетов в этих дивизиях. Большую часть своих самолетов эти три дивизии потеряли на земле. Абсолютно точных цифр потерь мы не узнаем, вероятно, никогда.

Таков был первый день войны. За скупыми словами фронтовиков скрывается большая боль и сожаление о той величайшей трагедии, которая навсегда останется в памяти - день 22 июня 1941 года.

На второй день войны 11-я смешанная дивизия Западного фронта, которая находилась в первом эшелоне, оказалось небоеспособной и была выведена на переформирование. По официальной статистике, в управлении дивизии были 4 самолета, в 122 иап - 71, из них 11 неисправные (по С. Долгушину в полку были 72 самолета, все-все исправные и 72 пилота), в 127 иап - 72, из которых 7 неисправных , в 16 сбап 24 СБ, из которых один неисправный и 37 Пе-2. Вместе в дивизии было 208 самолетов, из которых на 22 июня было 19 неисправных (http://www.rkka.ru/22/vvs/zapovo. htm). По С. Долгушину, к вечеру 22 июня на Лидском аэродроме было около 100 самолетов. Рано утром 23 июня была еще штурмовка аэродрома. "И я уверен, что 50 процентов самолетов, а то и больше" живых "осталось". ( http://www. soldat.ru / forum / forum.html? page = 1 & id = 3600 & referer_query = page% 3D1). Сколько осталось "живых самолетов?

Старший сержант 229-го отдельного зенитного артиллерийского дивизиона Смирнов Б.Н. вспоминает: "Ввиду прерванной телефонной связи меня послали в разведку на аэродром. Очень удивила картина, которая открылась: практически целые взлетные полосы и выстроенные в ряд целенькие наши самолеты. Только подойдя вплотную, я увидел, что они изрешечены пулеметными очередями. Из людей никого не обнаружил. Бомбовых воронок было много, особенно среди развалин и обгоревших остатков построек. Видно было, что фашисты бомбили яростно, но с расчетом, по возможности, сохранить место для посадки и взлета своих самолетов ". (ЛГММ "Смирнов Б.Н.").

Интересно, в июле 1941 года за проигрыш пограничной битвы были расстреляны командующий войсками округа С. Павлов, начальник штаба округа Климовский, а член Военного совета корпусной комиссар А. Фоминых не получил даже выговора (http://armor.kiev.ua/army/ hist / stratplan-zapovo.shtml).

Как были встречены наши соколы, проявив огромное мужество и героизм, в Москве? Об этом сведений пока нет. По воспоминаниям Н.Я. Коробкова, уже "20 июля 1941 года летчики 11 сад получили "МиГи " и вылетели на фронт двумя эскадрильями по десять самолетов в каждой, то есть в три раза меньше, чем было 21 июня ..." (Еженедельная газета "Надежда" № 19 (213) от 10.05.2007).

Список личного состава частей 11-й смешанной авиационной дивизии, представленных к награждению орденами СССР за отличие в боях с немецкими фашистами.

(ЦАМО, ф.11 зад, воп.2, спр.5, арк.3).

122-й истребительный авиационный полк

1. Заместитель командира 122 иап капитан Уханев Василий Митрофанович. 22.6.41г. над аэродромом Черлена вступил в бой с 6 самолетами противника. Сбил один самолет противника "Ме-110". Расстреляв все патроны, хитрым маневром вышел из-под ударо, и благополучно сел на своем аэродроме.

2. Командир эскадрильи капитан Орлов Константиин Федорович. 22.6.41 г. в Черлена вступил в бой со звеном противника. Сбил один самолет противника "Ме-110" и сел на свой аэродром. Бился с исключительным мастерством.

127-й истребительный авиационный полк

1. Зам. командира аэ по политчасти старший политрук Артемов Александр Алексеевич. 22.6.41 года произвел 9 боевых вылетов. Сбил в воздушном бою 3 самолета противника.

2. Командир звена младший лейтенант Шустров Илья Ильич. Неоднократно водил звено в бой, и лично сам сбил один самолет противника 22.6.41 года.

3. Командир эскадрильи старший лейтенант Дроздов Иван Николаевич. 22.6.41 года, участвуя в боях в воздухе с вражескими самолетами, сделал 5 боевых вылетов и сбил два немецких самолета.

4. Помощник командира эскадрильи лейтенант Варакин Разум Иванович. 22.6.41г. совершил три боевых вылета. Сбил один самолет противника. Был ранен и посадку совершил на своем аэродроме.

5. Командир звена младший лейтенант Дерюгин Сергей Сергеевич. За 22.6.41г. совершил 9 боевых вылетов. Сбил 4 немецких самолета.

6. Командир звена лейтенант Сенчуков Олег Иванович. За 22.6.41г. совершил 5 боевых вылетов. Сбил 1 немецкий самолет.

7. ВрИО командира эскадрильи лейтенант Жуковский Сергей Яковлевич. За 22.6.41г. совершил 9 боевых вылетов. Сбил 4 немецких самолета.

8. Зам. командира эскадрильи по политчасти старший политрук Данилов Андрей Степанович. 22.6.41 г. над аэродромом Черлена вступил в бой с 9 самолетами противника. Сбил 2 самолета Ме-110, расстрелял все патроны. Видя безвыходное положение, направил свой самолет прямо на вражеский самолет. Таранить самолет не удалось, так другим самолетом противника был сбит. Т. Данилов погиб смертью храбрых за Социалистическую Родину.

(А.С. Данилов, совершил таран, был ранен, после выздоровления вернулся в полк.)

16-ый скоростной бомбардировочный авиационный полк

1. Командир эскадрильи капитан Протасов Анатолий Сергеевич. 22.6.41г. при налете противника на аэродром под обстрелом поднялся на высоту 300 метров вступил в бой, в результате которого сбил 1 самолет противника, расстреляв все патроны, протаранив второй самолет противника, погиб смертью героя.

Командир 11-й сад, Дважды Герой Советского Союза, генерал-лейтенант авиации Кравченко.

Нач. штаба 11-й сад полковник Воробьев.
(Http://bb.ct.kz/index.php?showtopic=194868st = 520).

Проанализировав этот список, Василий Бардов - гродненский краевед, заметил странную картину: по документам получается, что летчики 127-го полка награждены были практически все, кто участвовал в воздушных боях. По 122 иап капитана Орлова наградили вполне заслуженно. Странно, что в списке нет других летчиков 122 иап, того же С. Долгушина. Хотя известно, что летчиками 122-го и 127-го полков сбито 22 июня, соответственно, 15 и 20 самолетов противника. С награждением заместителя командира полка - начальника штаба Уханева В.М. ситуация запутанная. По С. Долгушину: Уханева в 16 сбап (Черлена) в это время не было, и быть не могло. В Новом Дворе самолет Уханева получил повреждение - был поврежден мотор. После того, как Уханев с поврежденным мотором приземлился на аэродроме Новый Двор, он сел в автомобиль, и с Нового Двора уехал в Лиду, в штаб дивизии (http://sdo.grsu.by/forum/index.php?PHPSESSID = 4fabc8cdde078e36b3587 f7ae55ee45e & action = profile; u = 1507; sa = showPosts). Т.е. получается, что только Орлову полковое начальство зачислило сбитые им самолеты. А Уханеву зачислили еще и те самолеты, которые он вообще сбить не мог.
 
Поиск
Мы ВКонтакте
Минский аэроклуб
Календарь
«  Декабрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Архив записей
Друзья сайта
ПАЛИТРА КРЫЛА - огромный архив профилей авиакамуфляжа Авиационный портал Беларуси
Сайт Авиационной Истории Сайт военной археологии
SkyFlex Interactive - Русский авиамодельный сайт Щучин - город авиаторов
339 ВТАП Авиакатастрофы
Победа Витебск. Витебск в годы Великой Отечественной войны 1941-1944г.г. Ивановский музей военно-транспортной авиации
Беларусские крылья
Наш баннер
Мы будем вам признательны, если вы разместите нашу кнопку у себя на сайте. Если вы хотите обменяться с нами баннерами, пишите в гостевую книгу:

Музей авиационной техники - Боровая

Copyright Музей авиационной техники - Боровая © 2010-2017