Понедельник, 25.09.2017, 11:01
Музей авиационной техники-Боровая
 
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Меню сайта
Категории раздела
Публикации о музее [18]
Авиация в Беларуси [103]
Морская авиация в Беларуси [3]
Статьи [20]
Литературное творчество пользователей сайта [6]
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
Форма входа
Авиаистория
Помощь проекту
Если Вам нравится наш проект и Вы готовы оказать нам материальную помощь, то Вы можете перечислить абсолютно любую сумму на наши кошельки

Номера счетов
Главная » Статьи » Авиация в Беларуси

В бой идут одни смельчаки

В БОЙ ИДУТ ОДНИ СМЕЛЬЧАКИ

   Настоящая история «поющей» эскадрильи

   Трудно сегодня найти человека, который не посмотрел фильм Леонида Быкова «В бой идут одни «старики». А между прочим, первые строчки в сценарий этой ленты были записаны 22 июня 1941 года в небе над Брестом прототипом Титаренко летчиком Иваном Лавейкиным и его боевыми друзьями. Режиссер Леонид Быков впервые услышал о 2–й «поющей» эскадрилье, о Лавейкине, Попкове, Зайцеве, ставших в фильме Титаренко, Кузнечиком, Батей, когда посетил знаменитый полк в Венгрии в конце 60–х... Началось все с того, что в ноябре 1940 года выпускник летного училища 19–летний младший лейтенант Иван Лавейкин прибыл в Пружаны, где базировался 33–й авиаполк.

Лавейкин
Иван Павлович
Попков
Виталий Иванович
Зайцев
Василий Александрович

   Все начиналось в Пружанах

   В полчетвертого утра 22 июня 1941 года над Пружанами появился первый немецкий самолет–разведчик. В небо на И–16 поднялось дежурное звено лейтенанта Федора Мочалова. Догнав «хейнкель» над Брестом, Мочалов срезал его меткой очередью. А в эти самые минуты на Пружанский аэродром, словно стая коршунов, набросилась армада бомбардировщиков Хе–111 и истребителей Ме–109Ф. Успевшие взлететь «ишачки», так называли в Красной Армии истребитель И–16, вступили с ними в неравный бой. На перехват врага шли летчики Тимошенко, Мандур, Яхнов, Лавейкин, Песков...

   На 33–й полк немцы направили «гвардию Геринга» — самую опытную и подготовленную эскадру люфтваффе того времени. И хоть в Берлин было доложено о полном разгроме 33–го полка, но он прошел всю войну и до 1994 года базировался в Германии на аэродроме Виттшток в составе советских, а затем российских ВВС.

   Поспешили немцы, выдавая желаемое за действительное и списывая в небытие 129–й истребительный полк, встретивший войну в Тарново, в 12 километрах от границы. Понесший большие потери в самолетах на земле, он был выведен в тыл, на аэродром Болбасово под Оршей. Сюда же вместе с другими «безлошадниками» из 33–го полка прибыл и Иван Лавейкин, вскоре зачисленный в 129–й, который в спешном порядке перевооружался на новейшие по тем временам истребители ЛаГГ–3.

   Смоленское сражение, тяжелейшие бои над Ельней и Вязьмой, битва за Москву — все это прошел 129–й. Слава о летчиках дошла до Кремля, их представили к орденам Красного Знамени, в том числе «пружанцев» Павла Пескова, Ивана Лавейкина и Федора Мочалова. Сам полк за особые заслуги перед Родиной был преобразован в 5–й гвардейский.

   Немецкие летчики хорошо знали позывной Лавейкина и при встрече всячески уклонялись от боя с ним. Но четыре раза сбивали и Лавейкина. В 1942 году он становится командиром 2–й эскадрильи. Авторитет Лавейкина–летчика подкреплялся славой лучшего футболиста полка. В часы затишья футболом «болел» весь 5–й гвардейский. Футбольный эпизод из жизни полка вошел и в фильм Леонида Быкова.

   Дерзкое лихачество

   Частыми гостями летчиков были артисты, музыканты. Композитор Дмитрий Покрасс написал для летчиков песню, ставшую гимном 5–го полка. В ноябре 1943 года 2–й «поющей» подарил пластинки с записями джаз–оркестр Леонида Утесова. Особой гордостью эскадрильи был патефон, который привез с собой в марте 1942 года сержант Виталий Попков. В 1985 году Виталий Иванович, Герой Советского Союза, генерал–лейтенант авиации, вспоминал: «Я занимался в юности авиамоделизмом и за копию бомбардировщика был премирован патефоном. На фронт прибыл с ним — за что с ходу получил прозвище «Маэстро». Как–то рассказал об этом актеру Леониду Быкову. Он снял фильм, а меня там показал в образе молодого летчика Кузнечика». Во многом благодаря Виталию Ивановичу и личному знакомству с ним Леонида Быкова и состоялся фильм «В бой идут одни «старики». В эскадрилье капитана Лавейкина начиналась фронтовая биография молодого пилота Попкова. Комэск Лавейкин, глядя на то, как быстро схватывал премудрости летного дела Виталий, не раз с восхищением делился с командиром 5–го гвардейского полка гвардии майором Василием Зайцевым: «Вот смотрю на него и думаю, а не в небе ли он родился? Уж очень у него все отменно получается!»

   А начиналось все с курьеза, почти точь–в–точь, как у Кузнечика в фильме. За дерзкое воздушное лихачество над аэродромом командир полка назначил Попкова вечным дежурным, но не по аэродрому, а по... кухне. Однажды ранним утром, когда Виталий в очередной раз чистил опостылевшую картошку, над аэродромом неожиданно появилась четверка немецких самолетов. Как был он в фартуке, так и вскочил в кабину самолета и пошел на взлет навстречу фрицам. И, как говорится в фильме, «против всех законов физики» сбил свой первый самолет — бомбардировщик «Дорнье–217». Тогда–то и прозвучала легендарная фраза: «Вы, товарищ командир, своим нижним бельем мне всех фрицев распугали». После этого Кузнечик–Попков был допущен к полетам и громил врага до победного 45–го.

   Небесные анекдоты

Титоренко
Дмитрий Степанович
 
   В ходе работы над сценарием Леониду Быкову и его соавторам Евгению Оноприенко и Александру Сацкому довелось поговорить со многими летчиками–фронтовиками, среди которых были и трижды Герои Советского Союза Кожедуб и Покрышкин. Так появилась в фильме фамилия маэстро — Титаренко, которая очень полюбилась исполнителю этой роли Быкову. Это память о Дмитрии Титоренко — легендарном летчике, ведомом Кожедуба, с которым они на пару уничтожили в 45–м немецкого аса Курта Ланге. Гвардии майор Титоренко от первого до последнего дня войны на фронте, в составе 176–го гвардейского истребительного. Именно он открыл боевой счет полка, за что и награжден орденом Красного Знамени еще в начале июля 1941 года, в первом сталинском указе, когда награды получали единицы, самые из самых. Быков изменил только одну букву в фамилии и имя, сделав Титаренко Алешкой. Так же появился в фильме и летчик Вано — в память о фронтовом друге Кожедуба отважном грузинском парне Вано Габуния, погибшем при таране немецкого истребителя...

   Ветераны особого отдельного 434–го истребительного полка убедительно доказывали мне, что эпизод из фильма, когда маэстро Титаренко возвращается в полк после боя не на самолете, а на лошади — «махнул не глядя!» — взят из реальной жизни: под Сталинградом был сбит и вернулся ночью на коне летчик из их полка Александр Александров. Точно так же ветераны 1–й гвардейской авиадивизии, в которой мне посчастливилось служить, поведали, что когда в фильме показывают, как Титаренко обнаруживает замаскированные под копнами сена немецкие танки, то имеется в виду их боевой товарищ и командир Герой Советского Союза гвардии майор Степан Прутков.

   Но наибольшие дебаты вызвал эпизод с трофейным «мессершмиттом», на котором Титаренко летал на разведку, закончившуюся, как все помнят, смачной потасовкой с пехотинцами на передовой. Подобный случай был, как оказалось, далеко не единственным. Наши летчики, как, кстати, и немецкие, часто использовали для разведполетов трофейные самолеты. Была даже создана «спецгруппа Александра Покрышкина» на трех «мессерах» для полетов по вражеским тылам. Во время возвращения с задания у одного из Ме–109 отказал мотор. Летчику все же удалось дотянуть до нашей передовой и плюхнуться у самых окопов. Его с криками «А, фриц, попался!» сразу же окружили пехотинцы и, несмотря на то, что капитан кричал им по–русски, тумаков ему досталось.

   И уж вовсе анекдотичная ситуация была у летчика–истребителя Льва Радигера, который, сев на вынужденную посадку и решив, что попал на немецкую территорию, пользуясь тем, что в совершенстве знал немецкий, начал было на нем и «шпрехать» с набежавшими солдатами. И лишь когда несчастный Лева взвыл на всю округу благим матом, от него отступились и перестали колотить.

   Как утверждался сценарий

   Сценарий фильма долго не утверждали. Чиновникам от кино он казался то негероичным, то неправдоподобным, то наивным... Веское слово «за» сказали летчики–фронтовики, ветераны 5–го гвардейского полка. Но и после утверждения сценария трудностей меньше не стало. Менялись директора картины, приходили и уходили актеры. Огромного труда стоило Быкову утвердить на роль авиамеханика Макарыча комедийного актера Алексея Смирнова. «Железобетонные» кинематографические цензоры пошли на попятную лишь после того, как Быков рассказал им, что актер с «глупым лицом» — настоящий герой Великой Отечественной. В то время как актеры–летчики на экране гордо звенят реквизитными бутафорскими наградами, лейтенант в отставке Смирнов мог надеть свои заслуженные ордена Славы II и III степени, Красной Звезды и медали «За отвагу», «За боевые заслуги». Но весь фильм полюбившийся зрителям Макарыч так и проходил в неказистом черном комбинезоне.

   Большой и неожиданной проблемой для Быкова стало полное отсутствие в CCCР самолетов времен войны. Не сохранилось ни одного истребителя Ла–5ФН, на котором воевали летчики 5–го гвардейского. То же самое было и с немецкими «мессерами». Летающий По–2 обнаружить удалось, но... в Польше. Там же нашлись еще и шесть «кукурузников» — в музеях.

   Спас создателей фильма председатель ЦК ДОСААФ маршал авиации Александр Покрышкин. В свое время он 10 лет отслужил в Киеве и не раз бывал на киностудии имени Довженко. В его лице Леонид Быков наконец–то встретил настоящего единомышленника и покровителя. Истребители Ла–5 решили воссоздать, пожертвовав учебно–спортивными Як–18А. Своим приказом Покрышкин отдал киношникам «на растерзание» четыре самолета, у которых «отломали» переднюю стойку шасси, приклепали хвостовое колесо, а для создания задней центровки загрузили фюзеляж балластом — мешками с песком. Роль «мессершмитта» в фильме исполнил чешский спортивный самолет Z–326. С бипланом По–2 выручил начальник академии имени Гагарина маршал авиации Сергей Руденко. При этом вузе по инициативе нашего земляка Героя Советского Союза маршала авиации Степана Красовского был создан музей военно–воздушных сил. В его экспозиции и пылился По–2 выпуска 1945 года, который в нарушение всех инструкций на свой страх и риск и одолжил для съемок в фильме Руденко.

   27 декабря 1973 года фильм был сдан в Госкино Украины. Быков организовал просмотр картины в ЦК ДОСААФ. Когда в кинозале зажегся свет, в глазах человека железной воли Покрышкина все увидели слезы. С трудом справившись с волнением, он дал фильму высшую оценку: «Все так, как было...» С восторгом посмотрели фильм летчики Киевского объединения ПВО, которым командовал дважды Герой Советского Союза генерал–полковник Лавриненков.

   11 января 1974 года в киевском кинотеатре имени Довженко состоялась успешная премьера «В бой идут одни «старики». Фильму поаплодировали и... положили на полку. Минкульту Украины фильм не понравился. И тут случилось то, чего никто из чиновников не ожидал. За ленту вступились зрители, ветераны–авиаторы. За «Стариков» подал свой высокий голос член ЦК КПСС, главнокомандующий ВВС, главный маршал авиации Герой Советского Союза Павел Кутахов. Лично ходил на прием к министру культуры Украины легендарный Кузнечик — дважды Герой Советского Союза генерал–лейтенант авиации Виталий Попков.

   Черту под всякими сомнениями и кривотолками подвел VII Всесоюзный кинофестиваль, где картину Быкова ожидал настоящий триумф — две первые премии за лучший фильм и исполнение мужской роли плюс специальный приз от Министерства обороны СССР. Последние голоса самых упорных критиков затихли после того, как фильм, вышедший 12 августа 1974 года на широкий экран, до конца года с увлечением посмотрело 40 миллионов кинозрителей.

***

   В сентябре 1990 года 5–го гвардейского полка не станет — он будет расформирован в Венгрии, на аэродроме Шермелек. Его разделили между Минском и Киевом, между 26–й и 5–й воздушными армиями, между Белоруссией, где он был сформирован и начал свою боевую биографию, и Украиной, при освобождении которой он покрыл себя неувядаемой славой. 1–я и 2–я (та самая, «поющая») эскадрильи полка перелетели на аэродром Береза, что на Брестчине, и влились в состав 927–го полка. Последним из 5–го гвардейского покинул венгерскую землю и взял курс на Белоруссию МиГ–29 с бортовым номером 05. И сегодня «миги» из 5–го гвардейского, прошедшие через продление сроков эксплуатации и модернизацию, можно встретить в небе нашей страны.

Николай КАЧУК

Источник: Газета "Советская Белоруссия"

Фото с сайтов:
 
Категория: Авиация в Беларуси | Добавил: Саша (19.12.2012)
Просмотров: 917 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск
Мы ВКонтакте
Минский аэроклуб
Друзья сайта
ПАЛИТРА КРЫЛА - огромный архив профилей авиакамуфляжа Авиационный портал Беларуси
Сайт Авиационной Истории Сайт военной археологии
SkyFlex Interactive - Русский авиамодельный сайт Щучин - город авиаторов
339 ВТАП Авиакатастрофы
Победа Витебск. Витебск в годы Великой Отечественной войны 1941-1944г.г. Ивановский музей военно-транспортной авиации
Беларусские крылья
Наш баннер
Мы будем вам признательны, если вы разместите нашу кнопку у себя на сайте. Если вы хотите обменяться с нами баннерами, пишите в гостевую книгу:

Музей авиационной техники - Боровая

Copyright Музей авиационной техники - Боровая © 2010-2017