Вторник, 24.10.2017, 14:04
Музей авиационной техники-Боровая
 
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Меню сайта
Категории раздела
Публикации о музее [18]
Авиация в Беларуси [103]
Морская авиация в Беларуси [3]
Статьи [20]
Литературное творчество пользователей сайта [6]
Статистика

Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0
Форма входа
Авиаистория
Помощь проекту
Если Вам нравится наш проект и Вы готовы оказать нам материальную помощь, то Вы можете перечислить абсолютно любую сумму на наши кошельки

Номера счетов
Главная » Статьи » Литературное творчество пользователей сайта

"В корме – не спать", или для чего на самолете стрелок?

"В КОРМЕ – НЕ СПАТЬ!",
 ИЛИ ДЛЯ ЧЕГО НА САМОЛЁТЕ СТРЕЛОК ?
(Очень несерьёзно о вполне серьёзном)

Вместо эпиграфа
(«Вместо» - потому, что уж больно длинно получается):

   …Ан-12 на посадке разбивается «в хлам», но все, к счастью, остаются живы. Члены экипажа вылезают из-под обломков носовой части фюзеляжа, достают каждый из карманов «лётки» по бутылке и по «гранёному» и усаживаются в круг… После очередного стакана каждый из них, как и положено русскому человеку «уже в кондиции», начинает каяться:
   - Это всё из-за меня, ребята... Я неправильно заход построил, поздно скомандовал... – причитает КВС.
   - Не, командир – из-за меня! - вторит ему «правак». – Это я неправильно твою команду на снижение выполнял…
   - Нет, это из-за меня! - возражает им обоим штурман. – На самом деле это я неправильно курс проложил, высоту до конца не рассчитал…
   - Да нет же: всё из-за меня! – встревает в их «покаянную беседу» борттех. - Это я, мужики, виноват, не тот режим движкам установил...
   - Товарищи, простите, это я на самом деле виноват! – бьёт себя кулаком в грудь радист. – Информацию с земли, наверное, недослышал, а не переспросил и сразу вам передал, видать – не то оказалось…
   …В это время из-под обломков кормы выбирается, наконец, стрелок, молча подходит к пьющим, столь же молча отбирает у КВСа полный стакан, всё так же молча опрокидывает его «вовнутрь» и только тогда произносит одну-единственную фразу:
   - …Чуть не убили, сволочи!!!...
(Говорят, что © из авиационной жизни)

   … - Всем всё понятно? Тогда предполётный инструктаж окончен! Занять свои штатные места в воздушном корабле!
Так выглядит снаружи «рабочий кабинет» воздушного стрелка на самолёте Ан-12.
   …Так, значит, родная лесенка-стремяночка, а дальше всем – налево, в нос, а мне одному – направо, в корму, прямо и наверх… Мимо пресловутых «чёрных ящиков» (которые у нас на самом деле – оранжевые «шарики», именуемые поэтому отдельными несознательными членами экипажа «яйцами самолёта») и некой конструкции с занавесочкой (о ней – позже!) в свой отдельный «рабочий кабинет»… Что-то народ лететь собирается сегодня без особого энтузиазма, все уже погрузились каждый «в себя, любимого»… А лететь нам далеко – в …палатинск… Такие по пути и, правда, «убить могут», так что надо бы подбодрить как-то товарищей по экипажу:
   - Тарщь командир!
   - Чего тебе, Студент?
   - Вы это, пожалуйста,… когда сядете в Семске, не забудьте меня разбудить, а?
   - РАЗБУДИТЬ? Воин, да ты что вообще несёшь?? Вон посмотри на своих старших товарищей по экипажу - они… Ну, и чего ржёте-то все? А ну по местам живо! И как я с вами всё летаю и до сих пор не убился?
   …А я как? Ах, ну да, я же – воздушный стрелок, «рядовой лётчик» (можно и так, и с запятой между словами – и то, и другое верно!), «тот, кого возят», причём не просто, а «со свистом задом наперёд», и «прочая, прочая, прочая»… Ну вот, обо мне сегодня опять немножко и поговорим… Точнее, не только обо мне лично, а обо всех нас, к этой славной (и во многом – уникальной) воздушной специальности принадлежавшим…

   …- Запомните, товарищи бойцы! Мы вас здесь будем учить на уникальную для воинов срочной службы специальность! Должность ваша штатная будет именоваться «старший воздушный стрелок»!
"Товарищ старший воздушный стрелок! Добро пожаловать на своё рабочее место!" (вход в кабину стрелка на самолёте Ан-12)

Так представляют себе кабину воздушного стрелка на самолёте Ан-12 разработчики одного из отечественных компьютерных авиасимуляторов. Им, конечно, виднее, но вот, например, эту "приладу" слева, с круглым экраном автор впервые узрел не на службе своей давней, а только совсем недавно, в Интернете.
   - Товарищ капитан! Рядовой …цкий. Разрешите обратиться? А почему «старший воздушный стрелок»? У нас в подчинении кто-то ещё младший будет?
   - Опять ты, Студент, со своими вопросами? В списке ВУСов написано «старший» - значит «старший»! А в лётном экипаже ты самим младшим будешь… Понятно?
   - Никак нет, товарищ капитан! Нелогично как-то…
   - За непонятливость – наряд вне очереди! За «нелогично» – господи, где же ты, умник хренов, слово-то такое выкопал? – второй! Теперь ПОНЯТНО?
   - Так точно, товарищ капитан! Есть два наряда вне очереди!
   …Ну и пофиг мне эти наряды… Всё равно здесь – только учебное подразделение, а когда нас по частям распределять будут, то все эти наряды наверняка аннулируются… (Как в воду глядел - старшина, выписывая предписание в новую часть, просто горевал: «Ну, пропадают у тебя, Студент, все твои СОРОК ДВА наряда вне очереди… Ну, никак не могу я их тебе никуда в документы вписать…» А как наверняка хотелось-то, товарищ «ст[рашный] прапорщик», а?!)
   …Впрочем, никто нигде так - «старший воздушный стрелок» - и не писал и уж тем более – не говорил. В разговорах – просто «Стрелок», в документах – сокращённо «СВС» или «в/стр.». С этим последним в Хабаровске на пересадке даже некий конфуз вышел…
   - …Так, товарищ боец, Вас что, никто не предупреждал, что посадки на свой поезд Вы должны ожидать на вокзале, а, не шлясь по городу?
   - Никак нет, товарищ капитан!
   - Так и запишем! А что это на Вас, товарищ боец, форма ТАКАЯ?
   - …??? (Ну, ладно: положим, на петличках у меня «птички» - неуставные, отменённые – «технические»… Но они же красивее, чем обычные «аэровафлики»! Из значков на кителе – только комсомольский… И всё остальное тоже явно в порядке!)
   - Ну вот, у Вас же в проездном документе ясно написано: «рядовой военный строитель…», а Вы в форме авиации, а?
   - Товарищ капитан, да где же это у меня написано «военный строитель»???
   - Ну вот же здесь – смотрите своими глазами! – «в/стр.»! Сокращение от «военного строителя»! А Вы на себя форму авиационную напялили!
   - Товарищ капитан! «В/стр.» - это сокращение от «воздушный стрелок»! Специальность такая в авиации есть. Ну, Вы другие документы-то мои посмотрите!
   - Так, боец, ты что меня, начальника комендантского патруля учить будешь? Видал я за свою службу вашего брата-стройбатовца! Твоё счастье, что у тебя уже билет на сегодня имеется, и я задержать тебя не имею права… А вот письмишко в твою новую часть мы тебе из комендатуры штаба военного округа обязательно организуем! Так, и куда именно ты у нас направляешься-то? В …ышево, понятно, а куда именно? Ну и номера ВэЧэ у вас, в стройбате – шестизначные!
   (Это не «у нас, в стройбате», а в голове всё у того же старшины учебного подразделения что-то переклинило, когда он все документики-то мне оформлял – вот и получилась в/ч с шестизначным порядковым номером (для неосведомлённых в «науке ратной» поясним – в номере войсковой части не должно быть больше ПЯТИ цифр). Так что то письмо из Хабаровской комендатуры с одна тысяча девятьсот восемьдесят пятого года «от Р.Х.» так по свету, может быть, до сих пор всё ещё бродит…).
   …М-да, «в/стр.», конечно, не очень красиво выглядит… Зато «СВС» - это прямо песня! Вот бы всего лишь одну только первую букву заменить – и ты уже «командир воздушного судна», и из самого младшего на его борту становишься самым старшим – по должности, каковая здесь, как известно, выше всяких званий. Итак: «Командир воздушного судна рядовой …цкий!» - звучит, однако… «Мечты, мечты…».

   …А, собственно говоря, спросите Вы, Уважаемый Читатель, культурно так перебивая рассказчика, для чего это в наше мирное такое время на военном самолёте тот самый стрелок нужен? Ну, нет, чтобы самому в компьютер залезть и там этот вопрос и задать, как, например, сделал некий участник одного известного российского авиационного Интернет-форума. Там ему и ответили – подробно и по пунктам: «Стрелок нужен для: чехловки самолёта, уборки в кабинах, швартовки грузов, выноса ведра с мусором, переноски тяжестей, доклада «После выруливания на стоянке порядок!», наблюдения и доклада о положении рулевых поверхностей при зачитке карты на предварительном, доклада об удалении ведомого при полётах в боевом порядке, доклада о завершении отстрела ракет АПП, а во всё остальное время – ходить в наряды, копать ямы, белить бордюры, красить заборы, подметать плац, мыть полы в штабе, строить дачи и гаражи начальникам, бегать за водкой, и.т.д.». М-да, писал человек, конечно, знающий, много «календарных лет» родной Красной Авиации отдавший, но, увы, не сам воздушный стрелок, а, что называется, «со стороны приглядывавший». Ведь согласитесь, что само название специальности – напомним краткое «стрелок» - подразумевает, что его главная обязанность на службе воинской Отечеству – стрелять. А так как он не простой какой-нибудь стрелок сухопутный, а самый что ни на есть воздушный, то стрелять – в этом самом воздухе, то есть прямо-таки в полёте…
Такие красоты небесные из всего экипажа стратегического бомбардировщика Ту-95 могут увидеть только КОУ и стрелок (и то по очереди - если местами меняться будут). Две «чёрные палки» внизу снимка – это стволы задранных на максимальное возвышение авиационных пушек в их «мирном» положении.
   …- Товарищ капитан! Рядовой …цкий. Разрешите обратиться? А стрелять нам в дальнейшей службе придётся по-настоящему? В полёте, из наших авиационных пушек? Примеры боевые имеются?
   …Надеюсь, что общий смысл последовавшего на это ответа начальника курсов вам уже из прошлого примера стал понятен? Правильно, и результат для Студента тогда оказался тем же…Но природное любопытство, которое явно «раньше него самого родилось» (и даже, наверное, раньше лени – тоже у него природной), не оставляло уже бывшего Стрелка, ставшего «на гражданке» военным историком, и на последний вопрос он всё-таки смог со временем найти положительный ответ…
   …Конечно, сам он того не помнил и помнить не мог, ибо шёл ему тогда всего пятый год от роду. А на другом краю земли в это время шла небольшая такая, локальная война между двумя соседями, огромными по территории, а главное – по численности населения их. Да-да, именно тот самый «индо-пакистанский инцидент», который к месту (то есть к новой песне) «напомнился» известнейшему советскому барду. Воевали обе стороны те тогда весьма активно и повсюду – как писалось (правда, по другому поводу) в советских военных официозах, «в небесах, на суше и на море». Бились, что называется, «по-настоящему», то есть с потерями серьёзными, в том числе – и в боевой технике, которой вскоре начало уже понемногу так не хватать для всяких целей. В подобных случаях, как известно, на помощь приходит так называемая «военная смекалка» - это когда в высоком штабе какому-нибудь начальнику какая-нибудь абсолютно несуразная (но столь же и оригинальная) мысль в его военную голову вдруг случайно забредёт, а ещё более высокому начальнику его она вдруг понравиться. Претворять же в жизнь этот «полёт мысли» приходится уже так называемым «рядовым исполнителям», причём обычно – своим потом и кровью (как добавляют в таких случаях сами военные – «фактически»). В данном случае «полёт мысли» тоже был фактическим – начиная с того, что касался он индийской военной авиации, которой в результате пришлось использовать в качестве ночных бомбардировщиков столь неподходящие для этого машины, как военно-транспортные самолёты Ан-12 советского производства. Вы представляете себе это «летающее железо» - с его-то практическим потолком и максимальной скоростью полёта! - в качестве именно бомбардировщика? Нет? А вот индийские лётчики не только представили, но и выполняли это – правда, до определённого времени. Это когда их противники, то есть пакистанцы, всё-таки сообразили, что по ночам на них бомбы не просто так с неба сыплются, а, скорее всего – с самолётов, причём, наверняка с вражеских. И выслали они тогда против этих одиночных индийских «ночных ведьм» свои самолёты-перехватчики, то есть вполне нормальные истребители, и пилоту одного такого пакистанского «Миража» однажды удалось даже одного индийского «Антонова» перехватить. Но – вот уж никто бы в это сразу не поверил, но, оказывается, что чистая правда! – тот Ан-12 от истребителя этого не только смог отбиться, но и уйти и благополучно возвратиться на свой аэродром. А отбивался он естественно «посредством воздушного стрелка», которому наш Стрелок, спроси бы кто о том его авторитетное мнение, присвоил бы высокое звание «Героя Индийской Республики». А самому ему, как за полтора десятка лет до него тому неизвестному индийскому воздушному стрелку, стрелять в воздухе так и не пришлось, да и слава богу… А вот разное другое, причём именно на своём самолёте – это пожалуйста! Даже то, чего другим на его месте явно не приходилось делать, например…
   …Глядя на прошедшее со стороны, мы не можем абсолютно объективно не констатировать тот удивительный факт, что Студент наш оказался, очевидно, единственным во всей воздушной армии столь же воздушным стрелком, которому в мирное время пришлось свой же собственный самолёт - нет, не пилотировать, конечно, эко вы подумали! - а … ремонтировать! Ну, или, по крайней мере, активно (и явно успешно) имитировать собственное участие в его ремонте. И не только в его… Конечно, в нормальном соединении (а такие вообще были?) ремонтом «авиационной материальной части» занимаются полковые ТЭЧ, да ДАРМ, а если дело совсем серьёзное, то машину отправляют уже на авиаремонтный завод. Но в «первом» тяжелобомбардировочном полку (это там, где Студент наш на Ту-95 после Ан-12 любимого свою «срочную» дослуживал) случай один произошел… Нет, не тяжёлый (там вообще всё было тяжёлое – и сами самолёты, и служба, и т.д. и т.п. тяжёлое), а, скажем так – особый…
   …Наш славный «Медведь» торопился с обычного тренировочного вылета домой. Точнее – торопились члены его экипажа, особенно – КВС, он же – командир полка, он же – счастливый отец, выдающий, наконец, завтра свою любимую дочку замуж… А «обмывание» сего выдающегося события было назначено, конечно, в единственном в то время местном ресторане, название которого удивительным образом совпадало с названием самого городка. Очевидно, что так его поименовали исключительно для того, чтобы любой лётчик на любом «градусе трезвости» мог, не задумываясь, на прямо поставленный любимой женой или – за отсутствием ещё таковой - «любящим» начальством конкретный «вопрос ребром» – «Ну, и где же ты, сволочь, ТАК нажрался»? – честно и кратко ответить – «В …ине…» (а те уж сами пусть догадываются – «с кавычками» он это смог произнести или без них). Не торопился в свою казарму (Тьфу на неё! И на все остальные казармы на свете тоже!) только один Стрелок в корме (ну, он-то и так задом наперёд летает и, как принято считать, самым последним из экипажа на аэродром садится – одна из культивировавшихся в авиационной среде «народных примет», а попросту - заблуждений). Прямо-таки совсем не рвался почему-то наш Стрелок на встречу с взаимно «сильно любимым» старшиной и всё думал о том, как бы максимально от всех возможных работ, несвойственных боевому лётчику нашей славной авиации, ускользнуть завтра (ну, не сегодня же, конечно – после полёта отдых положен, и возможно более длительный!). Так до посадки ничего и не придумал дельного, а главное – свеженького, оригинального (на старое-то хитрый хохол-старшина явно не поведётся больше, а жаль!), и в печали от этого чисто механически докладывал то, что положено при пробеге по полосе и – затем – на рулении по дорожке… Но, несмотря не на что, в случившемся далее он-то уж никак лично виноват не был…
Современный снимок с воздуха того, что осталось к настоящему времени от одной из крупнейших баз советской Дальней Авиации в Узине (ныне - Белоцкерковский район Киевской области Украины). Описанная автором рассказа «коллизия» его Ту-95 и «нормандского» Ан-12 произошла примерно в правом верхнем углу фотографии (у поворота на «рулёжку» ещё виден бетонный прямоугольник стоянки транспортной эскадрилии дивизии), а сам «Медведь» двигался тогда на свою стоянку, видимую прямо у левого борта кабины самолётика, с которого всё это снималось. (Фото: Andrew Zagorodniy http://uzin.org.ua/)
   …И оставалось нашей гордой туполевской «стальной птице» прорулить-то всего-ничего мимо стоянки транспортной эскадрилии, повернуть налево, а там уже и до своего капонира родного недалеко… Но подвернулся тут «под горячее крыло» бомбардировщика нашего «нормандский» Ан-12 (впрочем, почему это «подвернулся»? – он же просто тихо-мирно спал на своей стоянке, никому и ничему не мешая) и… В общем-в целом в результате сего «аварийного происшествия» с участием самолёта командира полка у его «тушки» была повреждена оконечность правой плоскости, а у «антона» того – носовая кабина… И означало это, что «умелыми действиями личного состава» из строя зараз выведены две машины дивизии Дальней Авиации, о чём непременно придётся докладывать в Москву по состоянию на «четыре нуля». Ибо в армии всё начинается, как в настоящей сказке – «Когда минутная и часовая стрелки сойдутся на двенадцати…», а дальше – тоже сказка: когда летят звёзды (только не с неба, а с погон) и головы (ну, не по-настоящему – сказка же! - но тоже больно – правда, уже для другой части тела), и даже – произнести страшно! – партбилеты!!!… А после этого уже не сказочная принцесса превращается обратно в Золушку, а – к примеру, в рассказываемой нами сказке – выдаваемая замуж дочка комполка в … - нет, опять ничего страшного! – в тоже выдаваемую замуж дочку, но … уже не комполка, а комэска или даже – чего в сказках не бывает-то! – рядового командира воздушного корабля…
   …В общем, проблему эту «благоприобретённую» решать стали прямо на месте, ибо один из командиров и так здесь уже был (хотя он-то явно тогда считал, что лучше бы его тут и в помине не было!), второго – из «Нормандии» - срочно вызвали из дому, а комдива – из штаба. Последний же срочно пригнал на место «лётно-транспортного происшествия» начальников уже упомянутых ТЭЧи и ДАРМа, а те, в свою очередь – своих подчинённых… Ибо все начальники эти были на завтра приглашены в местный ресторан на это самое «культурно-массовое мероприятие», которое разумеется, никто отменять не собирался (общеизвестно ведь, что «Война войной, а обед – по распорядку!», но, судя по всему, о свадьбе той завтрашней все сразу почему-то вспоминать тогда и перестали…). И поставлена была главным начальником перед его подчинёнными (то есть попросту – перед всеми остальными здесь присутствующими) «двуединая» задача – до конца текущих суток ввести обе машины в строй (а то ему, видите ли, в саму Москву докладывать подробно о случившемся придётся!). Вот тогда-то «народ» и забегал, а вылезшие, наконец, из всех кабин своего
Объявление по аэродрому: "Товарищи командир огневых установок и старший воздушный стрелок стратегического бомбардировщика Ту-95! С возвращением вас с небес на родную землю! Добро пожаловать! Ваш парадный трап подан!"
лихого «Медведя» лётчики его, увеличивая собой общую неразбериху (временами доходившую, признаем, до тихой паники) и упорно (хотя и неосознанно) мешая «наземным боевым товарищам», активно включились в ремонт своей «стальной птицы». Стрелок же, используя свой богатый опыт, полученный как раз на самолётах ОБОИХ «покалеченных» типов (в армии никогда точно не знаешь, когда имеющиеся «знания и умения» лучше показать, а когда стоит о них, наоборот, умолчать, но постигается это только с опытом, порой - печальным), «трудился» больше других лётчиков. То есть мелькал перед глазами всех начальников так и настолько повсюду, что тем ничего не оставалось, как, в конце концов, отметить это и поощрить сего примерного воина увольнением на следующий день в город (накуси-выкуси, товарищ старшина!).
   Но это уже после того, как к двенадцатому часу вечера оба самолёта оказались вновь введёнными в строй, и комдиву не пришлось подробно и повинно докладывать в Москву об очередном «чепце». После чего отмечание всеми невольными участниками этого ремонта счастливой свадьбы дочери комполка сразу и началось, причём, весьма ещё задолго до культового посещения молодыми местного ЗАГСа. Посему те, прибыв после оного в ресторан, были, наверное, несколько удивлены «особо повышенному энтузиазму» родителей своих, равно как и остальных приглашённых «лиц мужескаго полу»… Стрелок же, смывшись из казармы в заслуженный «увал», сделал всё, чтобы не появляться в гарнизоне своём до самого вечера, хотя городок тот «имени ресторана» (или наоборот?) его особого внимания явно не заслуживал уже и тогда (а нынче – и подавно – лично проверено «на практике» несколько лет тому назад, в поездке «по местам боевой славы» своей – одно расстройство душевное вышло только от воспоминаний о юных годах вкупе с впечатлениями, полученными от нынешнего реального положения дел тамошних…). Вот так вот одному конкретному старшему воздушному стрелку стратегического бомбардировщика Ту-95 «посчастливилось» принять участие в столь нетипичной «нештатной ситуации», а именно – в аварийном ремонте своего (и не только своего) самолёта…

   …А в экипаже «Ласточки» любимой (всё равно к ней всё возвращается: ведь Ан-12 – это, как первая любовь – которая хотя, как пресловутый сон, и «прошла стороной», но всё равно никогда не забудется!) была у Студента нашего ещё одна обязанность – нештатная для воздушного стрелка, но – фактическая, рассказ о которой мы начнём с, безусловно, правдивой истории (а других мы вам здесь и не рассказываем!) времён давно минувшей Войны…
   …Наш самолёт-«транспортник» летит с каким-то сверхважным грузом на борту. Да таким важным, что сопровождают его – самолёт этот с грузом – на всякий случай аж два истребителя. Полёт проходит вдали от линии фронта, истребителям скучно, и начинают они «выделываться» перед «конвоируемым»:
   - Эй, «на барже»! Посмотри, как я умею! – говорит по связи один из них и начинает от нечего делать исполнять в воздухе фигуры высшего пилотажа.
   - Это – фигня! Гляди, как я умею! – подхватывает второй истребитель и тоже выпендривается, что называется, «по полной». – Ну, а ты так можешь!?
   Вопрос сей, обращённый к «летающей корове», конечно, риторический – какой у неё там высший пилотаж… Хотя, по правде сказать, были и в транспортной авиации в ту войну свои мастера: так, например, один русский по происхождению лётчик в 1942-м на невооружённом – подчеркнём! - голландском «транспортнике» смог спасти свою машину от звена знаменитых японских истребителей «Зеро». Но и в нашем рассказе командир «транспортного» экипажа тоже не промах:
   - Как могу? А поспорим, ребята, что я сделаю то, что ни один из вас не сможет сейчас за мной повторить?
   Сквозь смех «сталинские соколы» только и могут проговорить что-то типа «Ну, давай, посмотрим…» и действительно начинают смотреть. Проходит минута, другая, третья, пятая, десятая, пятнадцатая, но ничего не меняется – «транспортник» продолжает лежать на ровном курсе…
   - Ну, и что ты время тянешь? – вопрошает командир истребительного звена. – Давай, делай уж, наконец, то, что ты показать нам хотел…
   - А я уже всё сделал, - скромно так отвечает командир «транспортника». – Передал второму пилоту управление, после этого сначала покурил в форточку, а затем и по большой, и по малой нужде сходил в свой самолётный сортир… Ну что: слабо вам обоим это сейчас за мной повторить, а?...
   …Как говорится в таких случаях – «Занавес». Ага, именно он самый в той «некой конструкции с занавесочкой», о которой уже упоминалось в начале нашего рассказа. Это и есть наш самолётный сортир (или гальюн, или по-простому - туалет), который, как известно, входит в «штатную комплектацию» каждого Ан-12. Вообще-то за него борттех отвечает, но конструкция эта до того громоздкая, что в одиночку ему с ней управиться сложновато будет – её ведь на каждый полёт заново устанавливать на штатном месте положено, а после возвращения – снимать и убирать. Поэтому «бортачу» назначается для этого нештатный помощник из экипажа, которым вполне логично оказывается стрелок – ведь конструкция эта ближе всего к его «рабочему месту» установлена. Ну, а если стрелок у нас на самолёте – ещё и боец срочной службы, то тут, что называется, «сам бог велел!»…
   …Как известно, кто в казарме «толчок» не драил, тот и в армии-то не служил по-настоящему… Но ещё и самолётный сортир – это уже как-то многовато на одного воина будет… Поэтому воину этому постоянно приходилось заботиться о том, чтобы «приладой» сей в полёте никто по назначению не воспользовался. У Стрелка нашего был свой «рецепт», как этого добиться – по крайней мере, с воздушными десантниками на борту…
   …Ибо «Ласточка» наша (как, впрочем, и другие самолёты славной …-й отдельной транспортной авиационной эскадрилии Дальней Авиации) периодически выполняла функции транспортно-десантного самолёта, то есть использовалась в практических учебных целях для обучения «молодого пополнения» ВДВ. Первый прыжок «и всё такое» с настоящего самолёта! Это вам не с тренажёра с высоты метра от земли прыгать, не на «салазках» на стропах скользить! Молодые десантники, отправляющиеся на «крещение небом», заняли свои места на скамейках по бортам и по центру грузового салона и погрузились перед этим ответственным мероприятиям все в себя… Самолёт наш ещё не взлетел, но каждый из них уже там, в облаках – по крайней мере, мыслями… И в этот момент высоко над ними, в «хвосте» (на самом деле у воздушного корабля это – корма, но десантникам – тем более молодым – простительно этого не знать) открывается дверка, откуда появляется такой же боец, как и они сами, но в лётной форме и, немного спустившись, останавливается у загадочного для них пока сооружения с занавесочкой:
   - Так, земляки, внимание! Это у нас на самолёте – авиационный туалет! Кому вдруг приспичит – поднимаетесь сюда по вот этим ступенькам, отдёргиваете занавес, усаживаетесь, задёргиваете занавес и делаете своё дело. После этого вниз, на своё место и ждать сигнала к выброске. Всё понятно? Ну, счастливо! – и с этими словами Стрелок, словно пресловутый «дух из машины», исчезает за своей дверкой.
   Дело сделано – сортир наш самолётный сегодня точно будет чистым! А вы смогли бы то, о чём вас только что подробно проинструктировали, после этого на глазах нескольких десятков своих товарищей проделать? Вопрос опять же из разряда риторических…Теперь по возвращении в родное …ево осталось только снять приспособление сие и вместе с борттехом – каждый взявшись за ручки со своей стороны – в сарай свой технический на стоянке его отнести…

   …В том же «всезнающем» Интернете как-то попалась доселе неведомая нам «Песня стрелков-радистов» («Слова – народные, музыка – его же»), исполняемая явно на мотив небезызвестного «Гопа со смыком»:

На флагмане служил стрелком-радистом,
Все рации настраивал со свистом,
Я ключом владел как ложкой,
Пушками - как поварешкой,
Страху я не ведал никогда…
Однажды мы с задания вернулись,
Быстренько помылись, простирнулись,
Зачехлили мы машины -
Реактивные турбины,
И куда то в город повалили…
Выпили без малого ведро,
И кого куда нас повело,
Я играю в балалайку,
Штурман щупает хозяйку,
А пилота к дочке понесло…

   …Тьфу ты, похабщина одна, к тому же не имеющая никакого отношения к описываемой нами авиационной действительности (это мы, конечно, не про реалии из «крайнего» куплета - на службе оно, всякое бывало, однако… - , а про «реактивные турбины» - откуда они-то на наших «летающих мясорубках»?). А бывало за службу уж такое «всякое», как вы могли понять, что здесь просто места не хватит всё это описать. Так что отложим это до следующего раза, ибо рассказ наш сегодняшний, наверняка уже всем его всё-таки дочитавшим до этого самого места порядком поднадоевший (а так же, признаемся, и самому автору), пора, совесть зная, заканчивать. Как бы нам это сделать соответствующим авиационным образом? Естественно, возвращением на землю нашу грешную, то есть на родной аэродром. Ну, или не самим непосредственно возвращением, а, например, «путём домой» (была в те годы такая, страшно популярная по понятным причинам у всех «срочников» именно «популярная песня» от «Землян»:
   - «Хорошо, что есть на свете это счастье – путь домой!»)…
   Его-то мы ниже – как обычно, кратко, образно и правдиво (а как же иначе-то?!) – в заключение и опишем…
Наземная показательная тренировка по выгрузке «тела условно раненного» воздушного стрелка самолёта Ан-12 из того самого аварийного люка, которым автор так, слава богу, ни разу за службу не воспользовался.
   …«Пустопорожний» Ан-12 возвращается на родной аэродром. Все довольны: груз сдали быстро, «сели – взлетели», сегодня пятница, значит на все выходные дома будем… За таким приятными мыслями и заснуть недолго… А вот Стрелку в корме что-то явно «не спится»: «Блин, точно на ПХД завтра попадаю… А в воскресенье начфиз майор …водин чего-нибудь, зараза, опять придумает типа кросса… И «Утреннюю почту» спокойно не посмотришь… А кто это у нас в шлемофоне уже тихонько посапывает, а? Так и убиться всем недолго! Пора как-то их всех будить!»:
   - Тарщь командир! Воздушный стрелок …цкий! Разрешите обратиться с просьбой?
   - Обращайся, Студент, видишь - я добрый! (Ага, вижу, конечно - задом наперёд!)
   - Тарщь командир! Можно вас попросить эту лампочку яркую у меня здесь выключить, а? А то мигает всё время, мешает…
   - Какую лампочку, Студент? Чему мешает? Стартех, пойди глянь, что у него в корме там с какой-то лампочкой не так!
   - Не надо ходить, тращь старшлейтнант! Лампочка не у меня в кабине мигает, а на корпусе, снаружи… Мигает всё время почему-то… Только глаза закрою, а она опять – то потухнет, то погаснет… Сил уже нет, тарщь командир, да вырубите Вы её как-нибудь!
   - «То потухнет, то погаснет», говоришь? Это как? Только глаза закроешь… Да ты, что – ИДИОТ??? Это же кормовой отличительный огонь!!! Всем – не спать, следить за воздушной обстановкой, а тебе, Стрелок – особенно!!!
   …Нет, кажется, ещё не все окончательно проснулись, судя по несильному и недружному смеху в «говорящей шапке»… Надо «добивать наповал»:
   - Тарщь командир! Воздушный стрелок …цкий! Разрешите вопрос: а на скольких километрах мы сейчас идём?
   - На пяти идём… Слушай, а к чему это тебе, а? (Ага, всерьёз забеспокоился! Ну, сейчас тебе будет!)
   - Снизьтесь, пожалуйста, где-нибудь до трёх…
   - До трёх, да??? А тебе-то это зачем?
   - Ну, если Вы эту чёртову лампочку мне выключить никак не можете, так я сам попробую… Сейчас рычажком свой лючок приоткрою, и попробую либо ключом до неё дотянуться, чтобы грохнуть, либо из «макара» отстрелю… А на такой большой высоте боязно чего-то…
   - Грохнуть? Отстрелить?? На такой высоте??? ДА ТЫ, ЧТО – ИДИОТ???? Не трогай этот рычаг ни в коем случае!!! Понял? Отвечай! Отвечай, говорю!! Чего молчишь???
   - Ну, командир, классно тебя наш Студент подловил! Молодец, воин! Боец, так держать! Весь сон как рукой сняло!
   …Чего мы, собственно, и добивались (скромно так, опустив глаза к этому самому аварийному рычагу, которым, к счастью, за службу свою воспользоваться ни разу так и не пришлось)… Теперь, авось, не убьёмся до дома…
   …Вот так мы и летали…

   …Итак, Уважаемый Читатель, Вы, наконец, поняли, для чего на самом деле в мирное время на самолёте стрелок?... Если да, то – искренне поздравляем! Ибо сам автор этих строк так и не смог до конца постичь сего за все два года своей срочной службы. Но – служил, и служил там, куда посылала его Родина, и тем, кем она его посылала. То есть этим самым «старшим воздушным стрелком» или просто – Стрелком (именно так, с большой буквы!). И, возможно, именно поэтому автор сейчас отнюдь не считает, как некоторые, ТЕ ДВА ГОДА худшими в своей жизни…

2013 © К.Б.Стрельбицкий (Москва, Российская Федерация)
 
Категория: Литературное творчество пользователей сайта | Добавил: Бортстрелок (09.04.2013)
Просмотров: 4454 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 4.2/5
Всего комментариев: 1
1  
Пожалуйста, VOLKOVIK!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск
Мы ВКонтакте
Минский аэроклуб
Друзья сайта
ПАЛИТРА КРЫЛА - огромный архив профилей авиакамуфляжа Авиационный портал Беларуси
Сайт Авиационной Истории Сайт военной археологии
SkyFlex Interactive - Русский авиамодельный сайт Щучин - город авиаторов
339 ВТАП Авиакатастрофы
Победа Витебск. Витебск в годы Великой Отечественной войны 1941-1944г.г. Ивановский музей военно-транспортной авиации
Беларусские крылья
Наш баннер
Мы будем вам признательны, если вы разместите нашу кнопку у себя на сайте. Если вы хотите обменяться с нами баннерами, пишите в гостевую книгу:

Музей авиационной техники - Боровая

Copyright Музей авиационной техники - Боровая © 2010-2017