Вторник, 25.07.2017, 01:32
Музей авиационной техники-Боровая
 
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Меню сайта
Категории раздела
Публикации о музее [18]
Авиация в Беларуси [103]
Морская авиация в Беларуси [3]
Статьи [20]
Литературное творчество пользователей сайта [6]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Авиаистория
Помощь проекту
Если Вам нравится наш проект и Вы готовы оказать нам материальную помощь, то Вы можете перечислить абсолютно любую сумму на наши кошельки

Номера счетов
Главная » Статьи » Авиация в Беларуси

История пикирующего бомбардировщика...


На переднем плане Игорь Великанов

Эта история началась лет 5 назад. Увлеченный и неравнодушный человек Игорь Великанов, всю жизнь проживший в деревне Макаренцы под Могилевом, перестал спокойно спать. И не только потому, что будоражил годами возраст (все-таки заканчивался шестой десяток) – не уходили из головы рассказы родителей и старых односельчан о войне. Но больнее занозы каждую ночь перед сном как наяву всплывал советский самолет, упавший, по их рассказам, на поле в версте от Макаренцев. Проходя мимо этой холмистой возвышенности на поле, он внутренне напрягался. Очевидцев того трагического случая уже практически не осталось, и показать место падения самолета никто не мог. А найти было нужно, так требовали душа и совесть. Особенно тяжелые мысли стали донимать его после того, как, потратив много сил и нервов, он через Могилев заставил установить памятный знак на безымянной могилке летчиков…

…Случилось это, по рассказам старожилов, то ли в 1942, то ли в 1943 году. В то время Макаренцы и окрестные Мошенаки, Зарудеевка, Акулинцы находились под немцем. Земля, как и при Советах, в колхозе обрабатывалась крестьянами совместно. Староста Василь Гавриленко был из своих, местных, и лишнего не требовал. Незлобиво поругиваясь, он, во время перекура стариков «на завалинке», обещал сурово покарать ленивых, которые не могли сдать в волость положенный налог. На том воспитание односельчан, знавших друг друга с детства, и заканчивалось.

В тот день мужики в годах, подбадривая криками коней и баб, на своих огородах окучивали только что поднявшиеся из земли молоденькие ядреные побеги картофеля. 10-летняя Зина Шпанникова от неожиданности испуганно присела на своем дворе, когда вдруг услышала высоко в небе грохот стрельбы. Вскоре из-за облаков, как горящая комета, оставляя за собой черный шлейф дыма и рассыпаясь в воздухе на части, недалеко от речки Рудейки в пахотную землю почти вертикально врезался самолет. Раздался оглушительный взрыв, в воздух полетели комья земли и пыли. Затем наступила тишина. Видны были только языки пламени горевшего самолета и торчавшие из земли обломки хвоста со звездой.

Все кто мог из деревенских, толпой, растекшейся по полю, побежали к месту падения. Но первыми там оказались немцы, которые также наблюдали за горящим самолетом. Отогнав крестьян на безопасное расстояние, они оцепили догоравшие обломки и ожидали, когда огонь сделает свое дело. Самые любопытные подростки пытались незаметно приблизиться к готовому еще раз взорваться, уже от боеприпасов, самолету. Получив от немецких солдат кто пинка кованым сапогом, а кто и прикладом винтовки, друзья Зины, размазывая сопли и слезы по лицу, спрятались за спины старших…

Несколько дней никого не подпускали к самолету. Потом, успокоившись, немцы заставили мужиков собрать раскиданные вокруг неразорвавшиеся боеприпасы, сбросили их в яму и присыпали землей. Два крупнокалиберных пулемета и пистолет увезли с собой. От летчиков, погибших и сгоревших в воздухе, осталось немного. По отдельным частям тел жители установили, что в самолете было пять человек. Среди них – одна женщина с длинной косой.

Останки экипажа, которые смогли собрать вокруг места взрыва, мужики захоронили на сельском кладбище. Ни документов, ни личных вещей летчиков, по которым можно было установить фамилии, никто не видел…

Эти яркие сполохи возникали в памяти Игоря Великанова каждую ночь. Однажды он вспомнил о могилевских поисковиках, которые уже не один десяток лет ищут пропавших на войне солдат. Созвонившись с их руководителем, он попросил помочь найти место падения самолета на ровном, как стол, распаханном поле. Несколько лет подряд приезжали поисковые группы из Могилева на это поле, но все безрезультатно – земля не хотела раскрывать свою тайну.

Осенью 2013 года, после распашки поля, Игорь, постоянно исследовавший этот район, с удивлением и радостью заметил на поверхности земли сплющенные медные трубки от двигателя самолета. Он тут же сообщил об этом в Могилевский поисковый клуб «Виккру», и уже на другой день поисковики установили «хорошо спрятанный и замаскированный» под 70-летним слоем земли эпицентр падения самолета. Так в октябре 2013 года на этом месте начались совместные работы 52-го отдельного поискового батальона Министерства обороны Беларуси и Могилевского поискового клуба «Виккру».

В результате раскопок поисковики подняли «раздробленные и обожженные фрагменты костных останков членов экипажа», два авиационных двигателя, два пулемета 7,62 мм ШКАС, пропеллеры, шасси и другие более мелкие оплавленные детали советского пикирующего бомбардировщика Пе-2. От парашютов остались только маленькие кусочки парашютной ткани и несколько пряжек-застежек. Никаких личных идентифицирующих предметов, по которым можно было бы определить имена летчиков, обнаружено не было. В итоге – груда металла, дюралюминия, пластмассы и резины полностью заняла грузовой микроавтобус «Фольксваген» нашего поисковика Сергея Королева.

Ко времени пришлась просто неоценимая техническая помощь руководителя СПК «Макаренцы» Алексея Коваленко (погрузчик «Амкодор», грузовая автомашина) и директора питомника растений «Зеленый рай» Владимира Пуховского (экскаватор), которые без лишних бюрократических проволочек, не рассуждая долго о финансовых затратах, сразу же согласились оказать помощь в святом деле поиска погибшего экипажа. Без нее раскопки на глубине 3 – 5 м растянулись бы для поисковиков на несколько недель. Думается, что именно в таких поступках проявляется истинный, а не кабинетный патриотизм человека, его отношение к Родине и готовность ее защищать, как это не задумываясь сделали ребята в 1944 году.

Самой большой удачей оказались прочитанные на моторах номера – №41–4155 и №41– 4044. Теперь по ним в Центральном архиве Министерства обороны России (г. Подольск Московской области) можно было определить историю боевого пути самолета и экипажа. Но для этого нужно было попасть в архив.

Неоднократные обращения в могилевские органы власти с просьбой командировать в г. Подольск поисковика для исследовательской работы результатов не дали. В кабинетах чиновников нам со знанием дела давали до боли знакомый за последние годы ответ – денег нет!

И как тут не вспомнить декларативные сотрясания воздуха на многочисленных семинарах и совещаниях об отсутствии патриотизма у молодежи. Конечно, проведение коротеньких флеш-мобов на центральных площадях городов или исполнение молодыми людьми танца, изображающего борьбу с негативом в молодежной среде, не требует серьезных затрат, но и результат мы получаем соответствующий.

Как это часто бывает в нашей работе, помогло поисковое братство. Поделившись проблемой с коллегами на форуме российского поискового объединения «Тризна», мы нашли там товарищеское взаимопонимание и помощь.

Опытные поисковики Илья Прокофьев из Санкт-Петербурга, Борис Давыдов из Москвы и Михаил Панчишин из украинского Тернополя провели огромную работу и помогли нашим ребятам Алексею Тютюнкову, Павлу Кончикову, Антону Прокапневу, Сергею Тагаеву провести скрупулезный поиск. За 5 месяцев были отработаны десятки версий, причем несколько раз нам вновь приходилось выезжать в Макаренцы. Совместно с россиянами «перелопатили» экипажи, не вернувшиеся с боевого задания с июня 1943 по июнь 1944 года по семи отдельным разведывательным авиаполкам 1-й, 4-й и 16-й воздушных армий.

И еще раз убедились в бесспорной истине – удача сопутствует упорным. Спустя 70 лет после трагедии недолгая боевая история (с апреля по 7 июня 1944 г.), место и время гибели советского самолета Пе-2 были установлены. В итоге совместных российско-белорусских поисков определено, что «наш» самолет №5/288 построен на авиазаводе №22 г. Казани в начале февраля 1944 года. Оттуда он был направлен в 8-ю запасную авиабригаду, а 30 марта 1944 года самолет приняла 1-я перегоночная авиационная эскадрилья ВВС РККА с передачей его во 2-ю эскадрилью 10-го Московского отдельного Краснознаменного разведывательного авиаполка (МОКРАП) дальнего действия 1-й воздушной армии 3-го Белорусского фронта.

7 июня 1944 года экипаж пикирующего бомбардировщика Пе-2 в составе (цитата из архивного документа): «летчик мл. л-т Марусенко, штурман мл. л-т Павловский и стрелок-радист, с-т Ахмадулин, вылетев на визуальную разведку в район Бабиновичи – Богушевск – Толочин – Шклов – Горки, с боевого задания не возвратился». Состав именно этого экипажа на самолете №5/288, вылетевшего в тот день из аэродрома Старые Пересуды Смоленской области, подтверждается технико-эксплуатационными материалами 10-го МОКРАП, документами на списание парашютов, ГСМ и аэрофотоаппаратов.

Пылающий Пе-2 падал с высоты 6 000 м и вошел в землю вертикально. Так запомнили эту трагедию старожилы д. Макаренцы, а квадрат, высоту и время, когда был сбит самолет, отметил в своем дневнике немецкий летчик (07.06.1944г. OfwЛанге Хельмут 1./JG5 Pe-2 04 221 :at 6000 m 11:40).
Теперь мы знаем, где сложили свои головы эти молодые 22-24-летние ребята, до сего дня числившиеся не вернувшимися с боевого задания:
1. МАРУСЕНКО Василий Петрович, 1922 г.р., чл. ВЛКСМ, уроженец Красноярского края Боготольского района, с. Лебедевка. Призван Промышленным РВК Кемеровской области, в Красной Армии с 1940 года. Последнее место службы – 10-й Московский отдельный Краснознаменный разведывательный авиаполк (МОКРАП) 1-й воздушной армии 3-го Белорусского фронта, летчик, мл.лейтенант. Не вернулся с боевого задания 7.6.1944 г., место захоронения неизвестно.

Мать – Марусенко Анна Филипповна, проживала: Кемеровская область, ст. Промышленная, ул. Сталина, д.24, кв.3.

2. ПАВЛОВСКИЙ Владимир Иванович, 1920 г.р., б/п, уроженец Чкаловской области, г. Орск. Призван Куйбышевским РВК г. Ташкента, в Красной Армии с 1940 года. Последнее место службы – 10-й МОКРАП 1-й воздушной армии 3-го Белорусского фронта, летчик-наблюдатель, мл.лейтенант. Не вернулся с боевого задания 7.6.1944 г., место захоронения неизвестно.
Мать – Павловская Галина Гавриловна, проживала: г. Ташкент, Куйбышевский район, ул. Ворошиловская, д.210.

3. АХМАДУЛИН Усман Мухамедьевич, 1920 г.р., чл. ВЛКСМ, татарин, уроженец Татарской АССР, г. Казань, ул. Плетеневская, д.21.Призван Сталинским РВК г. Казани, в Красной Армии с 1940 года. Последнее место службы – 10-й МОКРАП 1-й воздушной армии 3-го Белорусского фронта, воздушный стрелок-радист, сержант. Не вернулся с боевого задания 7.6.1944 г., место захоронения неизвестно.

Отец – Ахмадулин Мухамед, проживал: Татарская АССР, г. Казань, ул. Плетеневская, д.21, кв.4.

Пока известно, что только один из них был награжден орденом Отечественной войны 2-й степени (наградной лист от 30 сентября 1943 г.). В описании подвига отмечается: «Тов. Ахмадулин в действующей армии с 27.6.43г. в должности стрелка-радиста. За время с 27.6.43г. произвел 30 боевых вылетов на разведку коммуникаций, скоплений войск и техники пр-ка. Из 30 боевых вылетов успешно выполнено 25, что подтверждается разведдонесениями и фотодокументами, хранящимися в делах части. Разведку производил в р-нах: Брянск, Рославль, Дорогобуж, Ельня, Смоленск, Орша, Витебск, Могилев. Летает в составе экипажа летчика-младшего лейтенанта Гончарова, летнаба-старшего сержанта Алтарева.

При выполнении боевых заданий показал себя высококвалифицированным воздушным стрелком-радистом, отлично владеющим вооружением и радиоаппаратурой на самолете Пе-2. Силой своего оружия неоднократно отражал атаки истребителей пр-ка, чем способствовал экипажу успешно выполнить поставленную боевую задачу. Ценные сведения разведки всегда аккуратно и точно передает командованию по радио. В воздухе работает спокойно. На боевые задания летает с большим желанием».

Но это не значит, что Марусенко В.П. и Павловский В.И. воевали менее геройски, просто их наградные листы в архиве пока не обнаружены, мы продолжаем искать подробности боевой жизни молодых летчиков.

Что же касается свидетельства местных жителей о пяти погибших, то сведения о «женщине с длинной косой» и пятом члене экипажа в архиве пока не нашли подтверждения. Возможно, экипаж имел задание не только по разведке войск противника перед операцией «Багратион», но и по заброске диверсантов в тыл врага. Не исключено, что история с женщиной, как это часто бывает, может оказаться и легендой.

Больше всех в этой истории далекого 1944 года обрадовался Игорь Игнатьевич Великанов. Наконец-то экипаж самолета материализовался и обрел имена. Постепенно к нему пришел душевный покой, но по-прежнему он продолжает надеяться – теперь уже на встречу с родственниками летчиков…

Сейчас поисковый отряд «Виккру» ведет розыск родных и близких погибших для установления с ними связи. В дальнейшем совместно с Могилевским райисполкомом будет проведено торжественное перезахоронение (дозахоронение) обнаруженных останков экипажа с установкой на могиле именной мемориальной доски.

Николай Борисенко.

Источник: «Могилевские ведомости»

 

Категория: Авиация в Беларуси | Добавил: Саша (31.08.2014)
Просмотров: 436 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск
Мы ВКонтакте
Минский аэроклуб
Друзья сайта
ПАЛИТРА КРЫЛА - огромный архив профилей авиакамуфляжа Авиационный портал Беларуси
Сайт Авиационной Истории Сайт военной археологии
SkyFlex Interactive - Русский авиамодельный сайт Щучин - город авиаторов
339 ВТАП Авиакатастрофы
Победа Витебск. Витебск в годы Великой Отечественной войны 1941-1944г.г. Ивановский музей военно-транспортной авиации
Беларусские крылья
Наш баннер
Мы будем вам признательны, если вы разместите нашу кнопку у себя на сайте. Если вы хотите обменяться с нами баннерами, пишите в гостевую книгу:

Музей авиационной техники - Боровая

Copyright Музей авиационной техники - Боровая © 2010-2017