Среда, 18.10.2017, 23:31
Музей авиационной техники-Боровая
 
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Меню сайта
Категории раздела
Публикации о музее [18]
Авиация в Беларуси [103]
Морская авиация в Беларуси [3]
Статьи [20]
Литературное творчество пользователей сайта [6]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Авиаистория
Помощь проекту
Если Вам нравится наш проект и Вы готовы оказать нам материальную помощь, то Вы можете перечислить абсолютно любую сумму на наши кошельки

Номера счетов
Главная » Статьи » Авиация в Беларуси

Эскадра тяжелой авиации и легендарный конструктор И.И.Сикорский на Лидском аэродроме.

ЭСКАДРА ТЯЖЕЛОЙ АВИАЦИИ И ЛЕГЕНДАРНЫЙ КОНСТРУКТОР И.И.СИКОРСКИЙ
НА ЛИДСКОМ АЭРОДРОМЕ

   В начале 1915 г. германская армия перешла на Восточном фронте в наступление. В феврале- марте русские войска были выбиты из Восточной Пруссии и Сувалкской губернии. В апреле немцы осуществили Горлицкий прорыв, который положил начало Великому Отступлению Русской Армии.

   База эскадры воздушных кораблей «Илья Муромец» с декабря 1914 г. находилась в Старой Яблонне под Варшавой. В Яблонне начали летать «ИМ» – 1, «ИМ» – 2, «ИМ» – 3, «ИМ» – 5, «ИМ»-6 и «ИМ – Киевский». О возможностях воздушных кораблей «Илья Муромец» начальник эскадры М.И.Шидловский в марте 1915 г. доносил:

«1) Грузоподъемность (полезная нагрузка) 85 пудов. При боевых полетах с запасом горючего на 5 часов и при вооружении 2-я пулеметами, карабином, бомб можно брать до 30 пудов при постоянном экипаже 3-х человек. Если же вместо бомб взять бензина и масла, то продолжительность полета может быть увеличена до 9 – 10 часов.
2) Скорость подъема корабля при указанной нагрузке на 2500 метров – 45 минут.
3) Скорость полета корабля – 100 – 110 километров в час.
4) Удобство управления (экипаж находится в закрытом помещении, и пилоты могут сменять друг друга).
5) Хороший обзор и удобство наблюдения (бинокли, трубы).
6) Удобство фотографирования и бросания бомб.
7) В настоящее время в эскадре имеется три боевых корабля типа "Илья Муромец Киевский”, но с моторами небольшой мощности, из них два могут совершать боевые полеты, а один в сборке. К концу апреля эскадра будет иметь шесть кораблей боевого типа, так как моторы на последние четыре уже получены.
Начальник эскадры самолетов "Илья Муромец” генерал-майор Шидловский» (Катышев Г.И., Михеев В.Р. со ссылкой на РГВИА. Ф. 2008. Оп. 1. Д. 487. Л. 74).

Технико-тактические характеристики самолетов «Илья Муромец» серии «В», которые выпускались в 1915 г., таковы: размах крыльев: нижнего — 22.0 м, верхнего — 30,87 м; общая площадь крыльев — 148 м2; вес пустого самолета — 3800 кг; полетный вес — 5100 кг; максимальная скорость — 110 км/час; продолжительность полета — 4 часа; дальность полета — 440 км; время набора высоты в 1 км — 9 мин.; длина разбега — 450 м.

Воздушный корабль «Илья Муромец» на аэродроме в Старой Яблонне. Январь 1915 г

   В конце мая эскадра со всеми службами перебралась в Белосток, а затем в Лиду. Два экипажа: «ИМ»- 3 под командованием поручика Д.А.Озерского и «ИМ –Киевский» под командованием поручика И.С. Башко в мае были приданы отступавшей 3 армии, и с 22 июня находились во Влодаве.

Сикорский Игорь Иванович (1889-1972)
   О пребывание на Лидском аэродроме самых больших и тяжелых самолетов Первой мировой войны написали воспоминания: механик эскадры Михаил Николаевич Никольской (Никольской С.Н., Никольской М.Н. Бомбардировщики «Илья Муромец» в бою. М. 2008); ученик летной школы при эскадре Р.Л.Нижевский в небольшой статье, опубликованной в конце 1950-х годов; и врач эскадры Константин Николаевич Финне в книге «Русские воздушные богатыри И.И.Сикорского», изданной в Белграде в 1930 г. Работа К.Н.Финне – первая и наиболее полная, иллюстрирована многочисленными фотографиями. Воспоминания этих трех офицеров эскадры, должен отметить, не всегда и не во всем совпадают.

   Неким странным образом оказался затуманенным день прибытия эскадры на Лидский аэродром. К.Н. Финне утверждал, что базу в Яблонне эскадра оставила в начале июля, М.Н. Никольской (с.199)– что это случилось на месяц раньше: «В начале июня все 8 кораблей прилетели в Лиду из Белостока». Расхождение – в месяц, ладно бы на 13 дней, что можно было бы объяснить несовпадением в те годы западноевропейского и российского летоисчисления.

   В общем случае, с начала июня, а может быть июля, до середины августа 1915 г, лидский аэродром стал базовым для эскадры самолетов тяжелой авиации Верховного Главнокомандования Русской армии. На посадочную полосу приземлились самолеты «Илья Муромец» вместе с экипажами и легендарным конструктором Игорем Ивановичем Сикорским, которому едва исполнилось 26 лет.

«Группа офицеров Эск. Возд. Кораблей. Стоят слева направо: механик Н.В.Сиротинин, воен.-мор. лет., лейт. Г. И. Лавров, воен.лет., шт.кап. А.В.Панкратьев, пор. Г.В.Алехнович, шт.кап.Чечулин, воен.лет., пор. А.М. Констенчик, пор.Кржичковский, воен.лет, пор. Лукинский, мех. Кисель, шт.-ротм. А.В.Середницкий, И.И.Сикорский, пор. Павлов. Стоит на колене пор. Лойко. Аэродром при г. Лида, июль 1915 г.

Пояснение к снимку: Лавров Георгий Иванович (1889-1917)–командир «ИМ» -1, морской лейтенант, георгиевский кавалер, сын адмирала, лучший друг И.И. Сикорского; Алехнович Глеб Васильевич (1886—1918) -командир «ИМ»- 5, начальник летной школы, поручик, из дворян Смоленской губернии, летчик-испытатель Русско-Балтийского вагонного завода; Чечулин А.П.– штабс-капитан, бывший помощник командира дирижабля «Гриф», вскоре помощник командира «ИМ» -9; Костенчик Авенир Маркович(1889-1935) –помощник командира «ИМ» -5, поручик, родом из Гродно; Лукинский– поручик, артиллерист; Кисель – вольноопределяющийся, механик «ИМ» -5; А.В.Середницкий–штаб-ротмистр, вскоре командир «ИМ» -8; Павлов Александр Степанович (?-1916), поручик, артиллерийский офицер «ИМ» -2.

Штабс-капитан
Панкратьев А.В.
Поручик
Алехнович Г.В.
Поручик
Костенчик А.М.

Командиры воздушных кораблей «Илья Муромец»: Лавров, Алехнович, Панкратьев, артил.Наумов, Башко, Середницкий. 1916 г.

   На то время лидский аэродром был одним из лучших в России. Имелись мастерские, склады топлива, жилые помещения, огромный эллинг.

Лидский аэродром. 1915 г. Из книги братьев Никольских С.Н и М.Н.

Лидский эллинг. Июль 1915 г.
На снимке видны 3 корабля «Илья Муромец» и 3 истребителя С-16.
   Оборудование из мастерских было вывезено, и механики эскадры «получили только пустое помещение». В Лиду переехали все технические службы эскадры: мастерские для ремонта и сборки самолётов «ИМ», автомобильный гараж, склады, ангары, палатки; моторный класс, в котором обучались мотористы, фотографический и топографический кабинеты, пулемётный класс воздушной стрельбы, школа лётчиков и прочие службы.

   Личный состав эскадры состоял из офицеров, солдат и вольнонаёмных рабочих Русско-Балтийского завода. Большинство солдат – в прошлом квалифицированные рабочие больших промышленных городов, но их не хватало. «В виду недостатка технических сил с согласия поручика Алехновича был переведен в моторную мастерскую механик корабля, чиновник военного времени Кисель» (Никольской М., с . 199), туда же был назначен вольноопределяющийся инженер Солнцев. Эллинг использовался для ремонта самолетов и их хранения от непогоды. Самолеты «ИМ» были полотняно-деревянные.

   Еще в Яблонне с прибытием новых «муромцев», стала ощущаться нехватка подготовленных экипажей, и в первую очередь командиров кораблей. Для создания новых экипажей начальник эскадры М.В.Шидловский организовал летную школу, где под командованием поручика Алехновича начали интенсивно готовить летчиков из состава самой эскадры, поскольку присылаемые из школ и строевых частей офицеры были, как правило, не способны к летной службе. «Управление генерал-инспектора авиации прислало офицеров из аэростатных частей, которые остались без дела из-за роспуска подразделений, оснащенных дирижаблями. Эти офицеры были не только незнакомы с самолетами «Илья Муромец» и их операциями, но также с небольшими аэропланами. Они были вскоре отчислены из ЭВК» (Финне К.)

   Впрочем, не все. 16 июня в Лиду прибыл штабс–капитан Роберт Львович Нижевский (1885-1968). Нижевскому был знаком лидский аэродром, эллинг, местные особенности. Весной 1915 г. он служил в лидской воздухоплавательной третьей роте командиром дирижабля «Астра». К тому же имел опыт полетов на «Фармане». После 3-4 вылетов освоил «муромец» и был допущен к самостоятельным полетам.

Нижевский Р.Л.
   Нижевский Р.Л.: «С первого же дня я начал тренироваться на имевшихся в эскадре малых аэропланах «Фарман 16», «Сикорский 12» и « Сикорский 16» и, одновременно на учебном воздушном корабле «Илья Муромец» под руководством бывшего заводского летчика Русско-Балтийского завода поручика Г.В.Алехновича. Думаю, что моя подготовка к полетам на малых аппаратах еще в Гатчине и также мой опыт в управлении дирижаблями, дали мне возможность быстро, почти сразу, освоиться с управлением большими аппаратами «Илья Муромец», и уже через две недели после моего прибытия в эскадру, когда в начале августа 1915 года она перешла на свою новую стоянку в предместье г. Пскова-Кресты, я был назначен командиром воздушного корабля «Илья Муромец -9».
 
   Вместе с Р.Л.Нижевским летную практику на лидском аэродроме проходил штаб -ротмистр Александр Владиславович Середницкий (1889—1926).

   «В это же время в эскадру прибыли командированные из ставки Верховного Главнокомандующего генерал-майор Войнилович –Няньковский в качестве заместителя начальника эскадры по строевой части и капитан Генерального штаба Витковский- на должность старшего офицера. Помощником Начальника эскадры был полковник Найденов В.Ф. Перед самой эвакуацией из Яблонны он заболел и был эвакуирован в Петроград. Выяснилось, что он заболел крупозным воспалением легких и в конце июня скончался» (Никольской М., с. 199)

   В данном случае память М.Н.Никольского серьезно подвела. Об этом можно было бы и не упоминать, но, к сожалению, эта ошибка, перекочевала в книгу Катышева Г.И. и Михеева В.Р. «Крылья Сикорского» М.1992.
Капитан Витковский Константин Константинович(1883-1948) был прикомандирован к эскадре 22 июня 1915 г., 31 августа был назначен штаб-офицером эскадры, с 30.10.1915 по 7.08.1916 исполнял должность начальника авиационной школы, после чего был переведен в 68-ю пехотную дивизию. Оттон Людвигович Войнилович –Няньковский (1857-1940) появился в эскадре в должности помощника начальника спустя год (27.06.1916), звание генерал-майора получил за день до этого. Вместе с К.К. Витковским могли служить один месяц, в июле 1916 г. Что касается полковника В. Ф. Найденова (1864-1925), то он скончался в Ленинграде спустя 10 лет, будучи профессором Военной академии инженерных войск и электротехники.

   В июле на Лидском аэродроме были проведены полетные испытания 6-цилиндровых автомобильных двухтактных двигателей, которые сконструировал инженер В.В.Киреев. Двигатель В. В. Киреева (РБВЗ-6, впоследствии М-1) превосходил по своим техническим характеристикам «Argus»-ы, «Salmson»-ы и «Sunbeam» -ы, которые ставились на «ИМ» ранних выпусков.

   «8 июля пришли 4 мотора, приготовленные на автомобильном отделении Русско-Балтийского завода в Риге. Моторы мощностью в 150 сил, построенные под руководством и наблюдением инженера Киреева, являлись очень хорошей копией немецких моторов «Даймлер –Бенц». Из Петрограда прибыл корабль с подмоторными для «Саебимов». Пришлось переделывать рамы. Командиром нового корабля был назначен штабс-капитан Панкратьев.

   20 июля Панкратьев впервые вылетел на нем и, сделав круг, сел для проверки узлов регулировки. Все было благополучно, и все части корабля работали нормально. 21 июля корабль был в воздухе более часа. На нём была взята высота 3400 м за 1 час 16 мин. На следующий день Панкратьев испытал корабль с полной боевой нагрузкой. Высоту в 2000 м он взял за 40 минут. (Никольской М. , с.200).

   21 июля был проведен эксперимент по сбросу макета 400 кг бомбы.

   «В это время из ГАУ прибыл макет 25-пудовой бомбы. Если ее наполнить сухим песком, что и было сделано, то ее вес будет 25 пудов. Сикорский указал, где должна быть подвешена такая бомба, чтобы не нарушалась центровка корабля. Мотористы под руководством механика Ушакова и штабс-капитана Никольского приспособили подвеску с открывающимся замком. Перед подвеской бомба была сфотографирована среди большой группы офицеров, в которой участвовали генерал Шидловский, поручик Панкратьев, И.И.Сикорский, капитан Витковский, гвардии штабс-капитан М.Н.Никольской, поручик Косилов, инженер Киреев и другие (там же, с. 200-201) .

«Воздушный корабль "Илья Муромец II” (cepия В) с моторами Русско-Балт. Завода перед полетом. В срединe 25-ти пудовая бомба. Нач. Э В. К. г.-м. М В. Шидловский. Ком. возд. кор. воен. лет., шт.-кап. А. В. Панкратьев. И. И. Сикорский, слева от него пом. ком. воен. лет., гв. шт.-кап. С. Н. Никольский и конструктор Р. Б. моторов инженер Киреев. г. Лида. Июль, 1915 г.» (Финне, с.89)
Пояснения к снимку: Шидловский Михаил Владимирович (1856-1918) – начальник эскадры Воздушных кораблей, генерал-майор, член Государственного Совета, председатель акционерного общества Русско-Балтийского вагонного завода, на котором создавались «ИМ»; Панкратьев Алексей Васильевич (1888—1923)- командир «ИМ» -2,штабс-капитан, дворянин, инструктор Гатчинской школы; Сикорский Игорь Иванович (1889-1972) –конструктор воздушных кораблей «ИМ»; Никольский (Никольской) Сергей Николаевич (1885-1963) – помощник командира «ИМ» -2, штабс-капитан; Киреев Василий Васильевич – конструктор мотора РБВЗ -6, инженер.

   «Тут же бомба была подвешена под кораблем и Панкратьев вылетел.

«Илья Муромец» -2 с подвешенной 400кг бомбой.

   Набрав высоту около 500 м, Панкратьев приказал сбросить бомбу на дальней границе аэродрома. Все ожидали, что корабль подбросит в момент отделения такого веса. Панкратьев скомандовал : «Сбросить!». Сразу это не вышло, что-то заело, но Ушаков быстро исправил неполадку, и бомба была сброшена. Интересно то, что не передали командиру, что бомба сброшена. И он все время ожидал этого момента и начал кричать, чтобы сбросили бомбу. На это ему показали жестами, что бомба уже лежит на земле. Панкратьев был очень обрадован тем, что корабль не реагировал на мгновенное изменение нагрузки, отнеся это свойство «муромца» к его особенно положительным качествам.

   Упавшая бомба образовала глубокую и широкую воронку, уйдя в землю более чем на 4 метра. Собравшиеся у воронки офицеры пытались представить себе тот эффект, который получился бы, если бы бомба была снаряжена толом, но это, конечно, сделать было трудно.

   Три снимка (группа с бомбой, бомба подвешена под фюзеляж корабля и воронка) были отправлены в Ставку, где произвели сильное впечатление» (там же, с. 201-202).

   Экспериментальную бомбардировку провел экипаж в составе: командир Панкратьев А. В., помощник командира Никольский (Никольской) С. Н., артиллерийский офицер Павлов А. С. , младший офицер Колянковский А.М. Самолет к полету готовили мотористы: Михаил Ушаков , Владимир Смирнов, Константин Чибисов, Павел Олехнович, Алексей Канин, Петр Чучелов, Степан Кениг, Сергей Горелов, Семен Кривенцов, Степан Фанкин. Вообще вся команда, приписанная к «ИМ» -2, включала 40 человек. Наряду с мотористами, в неё входили: фейерверкер, пулеметчик, каптенармус и его помощник, метеоролог, фельдшер, 5 шоферов и 4 их помощника, 4 столяра, сапожник, портной, 3 вестовых, 2 писаря (РГВИА. Ф.13898. On. 1. Д. 1. Л.5).

   Базирование эскадры в Лиде было кратковременным. В июле под ударами германских дивизий начался общий отход из Царства Польского. 22 июля русская армии оставила Варшаву и крепость Ивангород. 7 (20) августа пала крепость Новогеоргиевск, 9 (22)августа -крепость Осовец, 13(26) августа русские войска оставили Брест-Литовск. Немцы приближались к Гродно и Вильно. Принято было решение перебазировать эскадру под Псков на аэродром Кресты. Катышев Г.И. и Михеев В.Р. перемещение эскадры на аэродром Кресты объясняют тем, что «для восьми боевых и двух учебных кораблей аэродром оказался тесен». Явно не были они на лидском аэродроме.

   Никольской М.Н.(с.203): «Перелётом в Псков совершенно исключалась возможность помощи «муромцами» отступающей армии, и командиры настаивали на бомбардировках пятью боевыми кораблями наступающих войск противника в районе Вильно. Мы считали, что этими действиями мы можем не только изменить положение Вильно, но даже спасти его. Развивая дальше эту тенденцию, отправили поручика Панкратьева на корабле для отыскания передовой базы, с которой можно было бы эффективно и быстро действовать в районе Вильно».
   Панкратьев для выбора площадки летал на «ИМ -2» в район Скиделя.

   «Шесть «Муромцев»: «Илья Муромец I», «И. М. II», «И. М. IV», «И. М. V», «И. М. VI» и «И. М. Киевский» совершили 14 августа 1915 года перелет из Лиды во Псков, покрыв расстояние около 700 верст. Лететь пришлось при отвратительной погоде, в тумане и дожде. У большинства командиров сказалась непривычка лететь по компасу. Лишь «Илья Муромец I», под командой лейтенанта Г. И. Лаврова, хорошо знакомого с вождением корабля в море по компасу, а кроме того совершившего с И. И. Сикорским перелет из Петрограда в Киев, когда пришлось лететь в сплошных облаках, пошел над облаками и благополучно спустился во Пскове. «Илья Муромец Киевский», командир которого шт.-кап. Башко не вполне доверяя компасу и опасаясь залететь к немцам, продвинувшимся в то время уже за Вильно, летел под облаками, иногда на высоте не превышавшей 100 метров и прибыл во Псков одновременно с Ильею Муромцем I», совершив путь от Лиды до Пскова в течение 5 час. 15 минут. «Илья Муромец V» (командир — поручик Г. В. Алехнович) опустился в 20 верстах от Пскова в каком-то имении. «Илья Муромец II» (командир в. л., — шт.-кап. А. В. Панкратьев, сбился с дороги и сел в Ново-Свенцянах. Впрочем, все эти «Муромцы» хотя и с вынужденным спуском, благополучно достигли Пскова. Лишь «Илья Муромец IV (ком.в. л., пор. М. В. Смирнов, задержался на некоторое время в Режице»(Финне К.Н., С. 89-91).

   Никольской М.Н. о перелете: «Получив согласие штабс -капитана Панкратьева лететь в составе его экипажа, я отправил с моторной мастерской свой чемодан, а сам налегке присоединился к экипажу ИМ -2. В этом полете меня интересовала работа новых моторов, а кроме того, помощник командира гвардии штабс-капитан Никольской С.Н. являлся моим братом.

   14 августа 1915 г корабли поодиночке стали покидать гостеприимный аэродром в Лиде. День был пасмурный, высота облачности не превышала тысячи метров. Мы вылетели в 6 часов 30 минут утра по направлению на Псков. На корабле находились: командир штабс –капитан Панкратьев, помощник командира гвардии штабс-капитан Никольской С., старший механик Эскадры лейтенант Никольской М., артофицер поручик Павлов, за механика корабля инженер Киреев и моторист от завода.
   Первое время полет протекал нормально, но около 8 часов мы встретили низкую облачность с моросящим дождем. Панкратьев попробовал пробить облачность вверх, но толщина облачности слишком большая. Тогда он решил идти вниз. Нужно сказать, что артиллерист с помощником, не доверяя компасу, шли по ориентиру – по железнодорожной линии. Когда мы входили в облака, они потеряли землю и с нею ориентир, а когда опять увидели землю, то ориентира не могли найти. Панкратьев, видя, что с ориентировкой получается что-то неладное, начал нервничать и требовать указания местонахождения корабля. Наконец, видя, что ориентировка окончательно потеряна, приказал искать площадку для посадки и кричал: «Так вы и к немцам заведете!» Выбрали площадку, командир хорошо посадил корабль и отправил нас в разведку. Пройдя с полкилометра мы подошли к каким то постройкам, где нам сказали, что это Новосвинцяны. Вернувшись к кораблю, доложили о месте нахождения. Панкратьев успокоился и, найдя на карте наше место, сказал, что как только облачность немного поднимется, перелетим в Двинск. … К полудню облака стали светлее…» (Никольской М. с. 204-205)
   «Оставшиеся в Лиде после отлета «Муромцев»: штаб Эскадры Воздушных Кораблей, мастерская, команда, а также имущество эскадры, «Муромцы», не могшие следовать воздушным путем и противоаэропланная батарея 75-ти мм пушек, выбрались из Лиды с большим трудом.
Погрузка зенитной 75 мм батареи в эшелон. Лидский аэродром.14.08.1915 (Финне, С.92)

   Лида, как узловая станция, была до невозможности забита не только эшелонами войск, перебрасываемых на северный фронт, но и поездными составами с вывезенными из Брест-Литовска, Варшавы, Осовца артиллерией и казенным имуществом, не говоря уже и множестве беженцев. Легко поэтому, можно представить, что творилось на этой станции, выбраться откуда было не так-то легко.
   К счастью неприятельские аэропланы и «Цепеллины» не посетили тогда Лиду, быть может потому, что стояла отвратительная погода с безпрестанными дождями. Взрыв бомб, пожары в груженых многими пудами взрывчатых веществ вагонах окончательно дезорганизовали бы движение в этом важном железнодорожном узле. Вывозу имущества эскадры очень помогла постройка женщинами, т. к. рабочих-мужчин в то время не было, небольшой ветки соединившей аэродром со станцией. Правда железнодорожное полотно и рельсы на этой ветке держались, что называется, на честном слове, но все же путь выдержал, и три эшелона, в числе которых один с большим грузом аэропланных бомб, попали на станционные пути, а оттуда через несколько дней выступили на Молодечно, причем вопреки всяким железнодорожным правилам, за и перед поездом, в расстоянии около 200 саженей между ними, двигались другие поезда» (Финне К.Н.,с. 93-94)

   Должен отметить значительные разногласия в вопросе о количестве побывавших на лидском аэродроме «муромцев»: 10 самолетов (Катышев Г.И., Михеев В.Р.), 8 (Финне К.Н., Никольский М.Н.), 6 – (Саук А.), у меня получается только 5.
   Еще раз обратимся к воспоминаниям.

   Вот что пишет механик эскадры Никольской М.Н. (с.199): «В Белосток перелетели корабли 1, 2, 4, 5 и 6. За кораблями 8-м, 10-м и двухмоторным учебным выехали в Яблонну лейтенант Лавров, поручик Панкратьев и Сикорский. К концу мая в эскадре было 10 кораблей, из них 8 прилетели в Лиду, и 2 корабля – «Киевский и 3-ий находились в местечке Влодава. В начале июня все 8 кораблей прилетели в Лиду из Белостока, где 3 корабля были поставлены в ангар, а остальные были поставлены в палатки»..

   А вот что написал врач эскадры Финне К.Н.: «Шесть «Муромцев»: «Илья Муромец I», «И. М. II», «И. М. IV», «И. М. V», «И. М. VI» и «И. М. Киевский» совершили 14 августа 1915 года перелет из Лиды во Псков». И были самолеты, по меньшей мере, два, которые вывезли по железной дороге.

   На снимках, сделанных на лидском аэродроме в июле, зафиксированы члены экипажей «ИМ»- 1, «ИМ» -2, «ИМ» -5 и ученики летной школы. Отсутствуют на снимках члены экипажей «ИМ»-3, «ИМ» -4, «ИМ»- 6, «ИМ –Киевский».

   «ИМ-Киевский» и «ИМ» -3» были оставлены на фронте. 5 июля «ИМ-Киевский» при возвращении с бомбежки был атакован тремя немецкими истребителями, едва перелетел линию фронта и с трудом приземлился. У него «были пробиты бензобаки, перебиты бензопроводы к левым моторам, пробиты радиатор и маслобак одного двигателя. При посадке машина получила дополнительные повреждения (шасси и нижнее крыло» (из рапорта и. д. старшего Офицера эскадры капитана Горшкова). Командир корабля поручик И.С.Башко был доставлен в лазарет во Влодаве: «.. у пор. Башко оказались следующие поранения: на правой ноге ниже колена 3 рваных раны, одна рваная рана на ягодице, одна на животе и большое количество ранений правой стороны головы» (там же). 11 июля он был эвакуирован для лечения в Петроград.

   «ИМ»-3 под командованием штабс-капитана Д.А. Озерского продолжал нести боевую службу на фронте, совершая полеты для поддержки Третьей армии. В середине августа «ИМ»-3 перелетел под Слуцк, оттуда продолжал бомбить немецкие позиции. 2 ноября разбился под Барановичами. Экипаж погиб, выжил только поручик М.П.Спасов.

   Экипажи «ИМ» -4 поручика М.В.Смирнова и «ИМ» -6 » капитана С.Н. Головина никак себя не проявили, возникли только при отлете с лидского аэродрома. Что касается «ИМ-Киевского» заводской номер 150, на котором летал И.С.Башко, то в списке безвозвратных потерь после 5 июля он числится списанным (Хайрулин М.). К.Н.Финне утверждал обратное: «Вскоре после описанного воздушного боя «Илья Муромец Киевский» присоединился к Эскадре Воздушных Кораблей и «Муромцам», находившимся в то время в г. Лиде» (Финне, с. 83).

   Если соединить биографию И.С.Башко с воспоминаниями К.Н.Финне получится такая картина: кавалер трех орденов, с новенькими погонами штабс-капитана И.С.Башко, отлежав в Петроградском лазарете 19 дней, 30 июля возвращается в эскадру, 14 августа перегоняет списанный «ИМ Киевский» № 150 из Лиды в Псков, затем спустя 6 недель , 27 сентября перегоняет новый «ИМ-Киевский» № 169 из Петрограда в Псков.

   Полагаю, что «ИМ»-Киевский» на лидском аэродроме не летал.

   Когда эскадра улетела, а сопровождение увезли, эллинг облили бензином и подожгли. «Горел, как стог сена». Фотографии уничтоженного эллинга с комментариями были напечатаны в немецких и английских журналах.

Остатки Лидского эллинга на открытке

Остатки Лидского эллинга в журнале

   Перед отступлением взорвали причал для дирижаблей, мост на московском направлении и сожгли железнодорожный вокзал. В подтверждение сошлюсь на Э. Людендорфа, генерал-квартирмейстера немецкой армии на Восточном фронте: «Русские всюду основательно разрушили железные дороги. Мосты через Неман и остальные более или менее значительные реки были взорваны до основания, вокзалы сожжены, водоснабжение уничтожено и телеграф повален. Полотно частью было взорвано, шпалы и рельсы удалены».

Железнодорожный мост у больницы. 1.10.1915 г.

Железнодорожный вокзал. Г. Лида. 1916 г.

   «ИМ» был очень живучим самолетом. Живучесть обеспечивали удачная конструкция, четыре мощных двигателя, два из которых могли не работать, мощное вооружение – на некоторых ИМ ставились 8 пулеметов. Немецкие истребители, имевшие значительно более высокую скорость, не ввязывались в бой с «ИМ».

   Единственный «ИМ»- 16 был сбит при налете на штаб 89-й немецкой пехотной дивизии в м.Боруны. Случилось это 12 сентября 1916 г, при этом были сбиты от одного до трех немецких истребителей. Самолет «ИМ» -16 упал к востоку от Лиды у местечка Богданов. Погибли четыре члена экипажа: командир корабля поручик Макшеев Дмитрий Дмитриевич, помощник командира поручик Рахлин Митрофан Алексеевич, артиллерийский офицер поручик Гаибов Фаррух-Ага Мамедкерим-Ага-оглы и наблюдатель поручик Карпов Олег Сергеевич. 13 сентября немцы со всеми воинскими почестями похоронили экипаж на кладбище м.Боруны. Над могилой был установлен восьмиконечный православный крест с надписью: «Тут лежат 4 русских летчика, героически погибшие в воздушном бою 25 сентября (по нов.ст.) 1916 г.»
 
Надмогильный крест в Борунах

В 1920-х годах в Лиде на перекрестке улиц Сувальской и 3 мая (ныне Советская и Ленинская) был установлен макет бомбы, самой крупной бомбы Первой мировой войны, сброшенной с самолета при испытаниях на Лидском аэродроме.
 
Макет авиационной бомбы на углу улиц Сувальской и 3 Мая

Предоставил материал старший научный сотрудник Лидского музея Сливкин Валерий Васильевич.

Источник: Информационный сайт города Лиды lida.info
 
Категория: Авиация в Беларуси | Добавил: Саша (02.09.2013)
Просмотров: 1534 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск
Мы ВКонтакте
Минский аэроклуб
Друзья сайта
ПАЛИТРА КРЫЛА - огромный архив профилей авиакамуфляжа Авиационный портал Беларуси
Сайт Авиационной Истории Сайт военной археологии
SkyFlex Interactive - Русский авиамодельный сайт Щучин - город авиаторов
339 ВТАП Авиакатастрофы
Победа Витебск. Витебск в годы Великой Отечественной войны 1941-1944г.г. Ивановский музей военно-транспортной авиации
Беларусские крылья
Наш баннер
Мы будем вам признательны, если вы разместите нашу кнопку у себя на сайте. Если вы хотите обменяться с нами баннерами, пишите в гостевую книгу:

Музей авиационной техники - Боровая

Copyright Музей авиационной техники - Боровая © 2010-2017